30 апреля 2016 г.

Эпоха Боли

Тихо… так тихо, что становилось страшно. Девушка с темной, отливающей голубым отблеском, кожей задумчиво посмотрела на небо, сощурив глаза от солнечных лучей.
Но это было всего лишь тихое городское утро. Девушка достала из кармана своего магического платья сигарету, на кончике пальца зажегся легкий огонек. Она сделала первую затяжку. Аккуратно поправила юбку своего платья.
Платья? Магического платья? О, нет, она никогда бы не назвала его так. Черное коротенькое платьице, которое она никогда не назвала бы магическим. «Магия внутри тебя, энергия магических сил внутри тебя и твоей души, а не в легких тряпочках» - говорил ей ее учитель. Но в этих «тряпочках» она чувствовала себя комфортно, комфортнее, чем, если бы была закована в эти «железные банки», как она всегда насмехалась над доспехами людей. Но только над людьми и ее ненавистными сородичами – эльфами. Гномская броня – ее никогда бы она не смогла назвать банкой. Легкие и прочные, непробиваемые чешуйки кольчуги мастеров своего дела – гномов, она чувствовала к ним уважение.
Сделав очередную затяжку, девушка поднялась с каменной ступени лестницы, ведущей в один из храмов, не забыв поднять с земли свой жезл. Хотя… она редко им пользовалась.
Потому что знала больше, чем все «посошники» - она знала, сколько силы отнимет магический посох, единожды прибавив ее. Поэтому она предпочитала жезлам мечи, с которыми обращалась не хуже, и свои магические умения.
Город… людской город, который она понять никогда не могла. Но в котором жила.
Она не могла бы бросить его. Нет. Никогда. Не смогла бы.
Здесь был ее дом. Несмотря ни на что.
- Привет, Алекс, - услышала она голос.
Девушка обернулась.
- А, это ты, Найзен.
Темный эльф наклонил голову в знак приветствия.
- Что ты здесь делаешь?
Алексена вздохнула.
- Уже и сама не знаю. Когда-то мы ушли из дома. Когда-то давно…
- Когда-то давно, ты права. А чем сейчас занимаешься?
- Да так. Мелким колдовством, охотой. Учу магов. Как-то жить надо.
- А на родину вернуться?
Девушка вздохнула еще больше и сделала очередную затяжку.
- Не думаю, что нас там ждут, Найзен….
- Я тоже. Удачи.
- Удачи, - почти шепотом сказала она.
Алекс повернулась и пошла к выходу из города. Сколько лет прошло с того момента как на ее родной город напали люди и светлые эльфы? Сколько времени прошло с того момента, когда весь небольшой город был уничтожен? Сколько времени прошло, пока она пыталась залечить раны? Сколько боли она перенесла с собой?
Из домов выходили люди. О, как она их ненавидела раньше! Но сейчас… она уже не могла их ненавидеть. Сейчас, когда, прожив здесь годы, она нашла друзей людской крови.
- Ушастая, привет! – крикнул Томми.
Рыжеволосый мальчонка, всегда с улыбкой на лице, ловко вертя нож в руке, пробежал мимо нее со свистом. Всегда веселый. Но лишь внешне. Он тоже перенес много горя, и Алекс это знала.
- Рыжеволосый, удачи! – крикнула она ему вслед.
- И тебе, малышка! – послышалось уже вдалеке.
Малышка. Алекс усмехнулась. Раньше за одно это слово от человека она бы испепелила его одним из заклинаний, лишь взмахнув руками, и насмехалась над ним, лежащим бездыханно. Раньше.
Выбежала девушка с волосами, отливающими золотом. Блондинка оглянулась и побежала мимо Алекс в храм.
Внезапно она остановилась. В глазах девушки загорелась ненависть, злость, которую не могла не заметить Алекс. Однако девушка людской крови промолчала.
И все бы кончилось этим, если б Алекс не спросила ее, если б Алекс промолчала в ответ.
- Если хочешь что-то сказать, то говори.
- Говорить с тобой? Нет, спасибо.
Алекс улыбнулась.
- Взаимно. Удачи, человек.
- Что б тебя волки загрызли, - процедила девчушка и убежала.
И все закончилось бы. И все закончилось бы так. Если б они не встретились в Зеркальном лесу. Если б они не заметили друг друга.
Блондинка, увидев Алекс, отвлеклась от охоты и выпустила огненный шар в темную эльфийку.
Алекс выставила руки вперед, и, бормоча заклинание, окружила себя магическим щитом.
- Уходи, человек. Уходи. Я не желаю тебе зла.
- Это ты проваливай! Проваливай, мерзкое создание! – в голосе девушки слышалась злость. – Это из-за таких как ты я живу как сейчас! – и Алекс услышала отчаянье.
- Возможно, ты питаешь злобу к нам, но, думаешь, я не чувствую то же самое к людям?!
Алекс развернулась.
- Из-за таких как ты, я потеряла все самое дорогое, - с грустноватой улыбкой промолвила эльфийка и ушла.
И все закончилось бы так. Все закончилось бы. Если бы не девушка человеческой крови…
Она хотела смерти эльфийки.
И в Зеркальном лесу она нашла ее тело, над которым склонился человек.
- Что с ней? – улыбнулась она.
- Она…погибла.
- И почему? Почему она не отбилась от врагов?
- Потому что ее врагом была душа. Которая желала тебе смерти. Она убила себя на моих глазах.
- Но зачем?
- Слишком много боли, слишком часто наступает ночь. Слишком часто душа и эльф… Слишком часто, слишком часто душа зла, но эльф – нет. Слишком много боли, - промолвил со слезами на глазах вечно веселый Томми, вечно веселый уличный певец. Он знал все о Алекс. Он знал ее. И знал себя.
И все бы закончилось….
Закончилось. И наступил конец. Конец радости, и началась эпоха боли. Боли, которая пришла из прошлого и поселилась в сердце каждого – человека и эльфа, орка и гнома, бабочки и тигра, дерева и цветка…

Комментариев нет:

Отправить комментарий