29 апреля 2016 г.

Не просто работа…

Предлагаю вашему вниманию рассказ по мотивам игры Lineage 2 - «Не просто работа…» нового автора Мильтроэна.
«Только лучшее», - мой главный критерий в отборе материалов для публикаций на сайте. И этот рассказ, именно таков! У меня есть подозрение, что профессиональная деятельность Мильтроэна как-то связана с литературой или журналистикой. Рассказ написан легко и грамотно, персонажи отлично выписаны и все это в меру сдобрено тонким юмором. Однако, любители фанфикшена, в котором художественно расписаны скилы, эвкип и пвп могут разочароваться, это совсем другой жанр). Мир Lineage здесь служит лишь основой для построения сюжета.
Впервые, рассказ был опубликован на форуме сайта 4game.ru
Здесь, публикуется с разрешения автора.
Zimbara


* * *
Свинцовое небо медленно темнело, в недрах косматых туч лениво взрыкивал далекий гром, словно сытый хищник, переваривающий добычу. На многострадальную землю мира Аден струился мелкий, противный дождь. В глубине Леса Разбойников, под раскидистыми ветвями могучего дуба сидел молодой эльф, задумчиво глядя в мутную рябь, покрывавшую окрестности. Металлический доспех сушился у весело потрескивающего костра, разложенный на сухой валежине. Длинный загнутый меч, больше похожий на саблю, покоился у эльфа на коленях.
- Миль, ты так пропустишь весь ужин! – позвал созерцателя его спутник, ясноглазый камаэль, до того упоенно поглощавший зажаренное на костре мясо.
- Я не голоден, - откликнулся эльф.
- Брось, - решительно возразил камаэль. Поднялся, легко перешагнул через огонь и сел рядом с эльфом. – Что ты там высматриваешь?
- Не знаю, - честно ответил эльф, пожав плечами. – Что-то неспокойно на душе. Как будто кто-то наблюдает за нами оттуда, с той стороны воды.
- А по мне, так все спокойно. Вон и Hravan ничего не чувствует. Я верно говорю? – обратился камаэль к третьему и последнему путнику, коротавшему время за починкой износившегося доспеха. Им оказалась красивая, хоть и невысокая, камаэлька с синими, словно ясное небо в летний день, глазами. Она оторвалась от своего занятия, зябко повела плечом.
- Холодно, - пожаловалась Hravan.
- Вот видишь! – обрадовался камаэль. – Это осенний холод на тебя так действует. У меня знаешь как бывает по осени? Вообще жуткая хандра накатывает, что хоть волком вой. Или такие вот приступы паранойи! А я рассказывал, как однажды…
- Рассказывал! – хором ответили эльф с камаэлькой, заговорщицки улыбнувшись друг другу.
- Ну и ладно, - ничуть не смутился камаэль. – Такое дело не грех и повторить! Слушай и учись, авось еще пригодится в твоей длинной, как твои ухи, жизни… Дело было, короче, так… Шел я…
Эльф картинно возвел очи долу и шепотом попросил милостивую Еву о снисхождении… Или хотя бы о внезапном падении на голову однокрылому большой-пребольшой ветки. Конечно, богиня оказалась глуха к таким просьбам.
По-осеннему тоскливый дождь уныло заливал Лес, шуршал в пышной листве, булькал в глубоких грязных лужах. Пахло свежестью и почему-то персиками. Эльф хмуро улыбался, камаэлька зябко куталась в шерстяное одеяло, и лишь однокрылый говорун беспечно травил анекдоты. Завтра их всех ждал тяжелый день…
Дождь прекратился, и на очистившемся небе выступили таинственно мерцающие звездные скопления. Костер давно погас, и под тонкой пленкой золы тихо потрескивали рубиновые угли. Ночные насекомые недоверчиво расправляли крылышки и пока еще опасались появляться на усыпанных мелкими бисеринками воды травах, так что небольшой лагерь окутывала тишина…
Мильтроэн сидел, прислонившись спиной к шероховатой древесине дуба. Глаза его были закрыты, и со стороны могло показаться, что эльф погружен в глубокий, спокойный сон. Однако это было не так. Рожденный в лесах, под сенью Древа Жизни, эльф как никто другой чувствовал окружающий мир. Каждое дуновение ветерка, каждый прыжок кузнечика, шорох опадающей листвы или мерный плеск воды имели для него свой, особый смысл. Лес был для эльфа другом, и Миль отвечал ему взаимностью.
В двух шагах от него что-то тихо пробормотала во сне камаэлька. Эльф открыл глаза и внимательно всмотрелся в маленькую фигурку, беззащитно съежившуюся под четырьмя одеялами. Что-то в спутнице настораживало Мильтроэна, не давало покоя. Чем-то она отличалась от своих собратьев, и эльф готов был поклясться, что дело тут не в характере или внешности.
Теперь уже зашебуршило в стороне камаэля. Дрожа от ночной сырости, Stef1k по-пластунски, извиваясь как червяк, прополз вдоль пепелища, стараясь не угодить филейной частью в угли, и настойчиво ухватил камаэльку за плечо.
- Hravan! Hravan, ты меня слышишь? – яростно зашептал камаэль ей прямо в ухо.
- М-м-м… Чего тебе, - сонным голосом пробурчала камаэлька, открыв глаза.
- Слушай, я сейчас дуба дам! У тебя ведь четыре одеяла! Дай мне одно, не жадничай… Ну дай… Пожааааалуйста! – заканючил Stef1k.
Hravan недовольно засопела. Даже в темноте эльф заметил, как засверкали ее глаза.
- Отвянь, животное. Не мешай спать!
От огорчения лицо у Stef1kа вытянулось, как у коня.
- Злая ты! – констатировал камаэль.
- Я не злая – я запасливая, - надменно откликнулась камаэлька. – И вообще… Ты руки после еды вымыл?
- Нет, облизал…
- Вот иди сначала умойся, а потом уже хватай мои одеяла своими грязными лапищами! Все, я сплю. Еще раз разбудишь – глаза выцарапаю.
- И ничего они у меня не грязные, - обиженно пробурчал себе под нос камаэль. – Я их позавчера мыл, между прочим!
Stef1k, мелко дрожа, опустился рядом с эльфом и обхватил себя за плечи руками.
- Холодно, черт возьми! – пожаловался он.
Эльф понимающе улыбнулся краешком рта, но ничего не ответил. Несколько минут они просидели в полной тишине, нарушаемой лишь клацаньем камаэльих зубов, да тихим бормотанием, доносившимся со стороны независимой спутницы. Впрочем, такая бессловесная идиллия оказалась невыносимой для Stef1kа.
- Миль, ты у нас умный эльф… Вот скажи, зачем мы с собой эту занозу прихватили? Ты слыхал, что она мне выдала? Помойся, говорит! Ха! Да меня в любой таверне как сына родного принимают. Лучшее пиво на стол ставят, а она – помойся! Может ну ее? С рассветом тронемся, а она пускай остается. А, Миль?
Эльф бросил быстрый взгляд на смутно виднеющиеся в темноте очертания спящей. Показалось, или она действительно чуть-чуть придержала дыхание?
- Я бы может и оставил. Да только сам знаешь, Лес Разбойников неспроста так называется. Ты сам-то сумеешь ее одну бросить в таком месте?
Камаэль стыдливо опустил голову. Эльф ободряюще похлопал друга по плечу и произнес нарочито громко, чтобы было слышно и камаэльке:
- К тому же не забывай, карта у нее. Так что хочешь - не хочешь, а придется нам пока потерпеть присутствие этой леди.
- Ну и ладно, - нехотя согласился однокрылый. – Только я больше не буду одеяла заранее вытаскивать из мешка.
Эльф покрутил головой по сторонам, встал, сладко потянулся. Послышался хруст. Мильтроэн удовлетворенно крякнул.
- Ну что, недовольный ты наш… Твоя очередь дежурить. А я спать пошел.
Когда Stef1k сообразил, что он теперь один, да еще и с перспективой бессонной ночи, эльф уже растянулся на земле.
- И смотри, чтобы муха не пролетела! – напутствовал он друга.
- Не волнуйся, я буду тебе докладывать о каждой гусенице.
Мильтроэн усмехнулся и позволил себе расслабиться. Камаэль, бурча себе под нос что-то о неблагодарных и вероломных женщинах, рассеянно всматривался в ночную тишину. Один за другим среди золы вспыхивали и гасли мелкие угольки. Приближался рассвет…

3 дня назад. Гиран. Вечер.

- Так-так, интересный экземпляр, да. Где, говорите, вы его нашли?
Маленький пузатый человечек с большим интересом разглядывал через увеличительное стекло крупный фиолетовый камень, мягко светящийся в полумраке. В помещении царила тишина, только с улицы, сквозь неплотно прикрытые ставни, доносились шумы большого города. Небольшой чулан был переоборудован под любительскую лабораторию – несколько массивных приземистых столов, с изъеденной химическими реагентами поверхностью, уставлены всевозможными колбами, ретортами, банками-склянками. Мильтроэна откровенно мутило от невыносимо искусственной вони. А вот Stef1k определенно чувствовал себя как рыба в воде – еще бы, завсегдатаю трактиров и неизменному победителю соревнования «перепей трех гномов» запах не мешал, а даже наоборот, чем-то напоминал о недопитой накануне кружке отличного местного пойла.
Эльф, опершись на всякий случай на стену, дабы не пошла кругом голова, пожал плечами:
- Это так важно, где мы его нашли? Не украли и не отняли, а за остальное никто пальцем тыкать не станет.
Пузан заинтересованно взглянул на парочку приключенцев, поцокал языком:
- Очень, знаете ли, редкая порода. Я даже не берусь сразу определить его стоимость. Тут нужны анализы, опыты… Да-да, именно опыты…
Камаэль оторвался от внимательного изучения жидкостей в пробирках. Лицо его озадаченно нахмурилось:
- Какие еще опыты? Сказано тебе – вещь ценная! Я, между прочим, все штаны изорвал, пока спускался в… Короче, глубоко было. Ты даже и не думай нас надуть – боком выйдет!
Толстяк суетливо всплеснул пухлыми ручонками. От этого движения вся масса его тела заколыхалась, как студень, а застоявшийся воздух пошел заметными волнами, вызвав у эльфа очередной приступ тошноты. Мильтроэн судорожно закашлялся.
- Как вы тут только и живете? – с отвращением выдавил он, уворачиваясь от попыток заботливого камаэля выбить кашель вместе с позвоночником.
- На вкус и цвет, как говорится… Да-да, уважаемый, я же не спрашиваю, как вы живете в своих лесах, в условиях полнейшей антисанитарии и при отсутствии определенных удобств.
Мильтроэн поднырнул под протянутую камаэлем руку помощи, готовую вышибить ему дух, и распахнул ставни на окнах. Светлее в помещении не стало, зато эльф сумел насладиться свежим вечерним воздухом, высунув голову на улицу.
- Так что, уважаемые? Вы, конечно, можете забрать свой камень, но только уверяю вас, в этом городе его никто не станет покупать, да-да. Неизвестный минерал, да еще и принесенный камаэлем и эльфом… Вы, должно быть, сами понимаете всю нелепость этой ситуации?
- А где залог, что ты нас не надуешь? Присвоишь камешек себе и все, плакали наши денежки… - саркастически поинтересовался камаэль. – Ты ведь торговец. Надувать и обсчитывать – твоя работа!
- Помилуйте, уважаемый! Сколько я с вами работаю? Уже второй год. И еще ни разу я не дал вам повода сказать, что старый Лерой – обманщик и плут.
Отдышавшись и немного придя в себя, эльф обратил внимание на три странные фигуры на другой стороне улицы. Одетые в длинные темные балахоны, с капюшонами, накинутыми на головы так, что скрывали лицо, они вызывали у Мильтроэна смутное чувство тревоги. На улицах самого большого человеческого города можно было встретить и не таких типов, но все же, все же…
- Миль! Вернись к нам, на грешную землю!
- Что? А, простите, я немного отвлекся… Что-то важное? – полюбопытствовал эльф.
Stef1k ожесточенно поскреб в затылке, затем задумчиво почесал крыло. На пол медленно спланировало светло-фиолетовое перышко.
- Бочка с салом нам работу предлагает – сообщил он.
- Я все слышу! – ничуть не обидевшись, отозвался Лерой.
Stef1k не повел в его сторону и глазом.
- Короче, пока он тут свои опыты-шмопыты ставить будет, можно и подзаработать немного, верно?
- Подзаработать никогда не мешает, - согласился эльф. – А то мы на твои штаны последние деньги потратили…
- Ну вот видишь! – обрадовался Stef1k. – Толстячок говорит, что есть клиент…
- А у клиента есть деньги?
Уже открывшего было рот камаэля перебил Лерой:
- У клиента нет денег. Зато есть карта. А на карте указано местонахождение одной очень интересной пещерки, да-да.
- Здорово, - без особого энтузиазма откликнулся эльф. – И где нам искать этого клиента?
- Меня не надо искать, - раздался от двери мягкий женский голос.
Эльф с камаэлем как по команде уставились на гостью. Ею оказалась невысокая синеглазая камаэлька, одетая просто, но со вкусом. Эльф отметил завораживающий взгляд голубых глаз, которые заглядывали, казалось, прямо в душу, а камаэль тут же уставился на туго набитый мешочек, висящий на поясе незнакомки. Судя по виду, там уместилась целая неделя веселой попойки в лучшем кабаке города.
Камаэлька кисло улыбнулась приключенцам.
- А никого больше нету? Эти какие-то… дохлые.
Stef1k тут же приосанился, старательно выпячивая подбородок:
- Леди, вы сейчас имеете честь лицезреть перед собой самых отважных и удачливых искателей приключений во всем мире Аден!
Мильтроэн тихонько и безнадежно застонал и едва удержался от желания схватиться за голову. Камаэлька снисходительно улыбнулась:
- Я пока вижу самых отважных хвастунов во всей Адене. А что-нибудь еще ты умеешь?
- Да я все что угодно могу сделать! Я…
Мильтроэн поспешно зажал камаэлю рот, и, пока тот по-рачьи выпучивал глаза, поспешно сказал:
- Может нам обсудить это за кружечкой пива, а не в этой душной каморке?
Услыхав про пиво, Stef1k радостно закивал и дал понять мычанием, что он не прочь немного промочить горло. Камаэлька презрительно хмыкнула.
- Ладно, мальчики. Посмотрим, чего вы стоите. Только учтите, любого, кто начнет приставать, я проткну рапирой. Понятно?
Она грациозно прошла к выходу, уже на пороге обернулась, давая возможность полюбоваться на великолепную фигурку и произнесла томным голосом:
- Кстати, можете звать меня Hravan.
Эльф и камаэль, потеряв на мгновение дар речи, восторженно смотрели на новую спутницу. Первым опомнился Stef1k.
- Зовите меня Stef1k, прелестное создание. А вот это ушастое существо, что сейчас язык проглотило, называется Мильтроэном.
- Можно просто Миль! – поспешно вставил эльф.
Камаэлька понимающе улыбнулась.
- Ну что, мальчики, идем?..

Солнце еще не вскарабкалось над вершинами гор, когда вся троица уже заняла выгодную для обзора позицию. Забравшись в распадок между двумя отростками скалы, приключенцы наблюдали за раскинувшейся практически под ними горной долиной. Где-то там, внизу, притаилась заветная пещера, на которую указывала карта. А также поджидали непредвиденные обстоятельства.
- Вот так номер, чтоб я помер, - присвистнул камаэль, осторожно высовываясь за край природного укрытия. – Кто-нибудь, напомните мне план нашей очаровательной спутницы?
- Найти пещеру, - принялся перечислять эльф, злорадно поглядывая на поникшую камаэльку. – исследовать ее, забрать сокровища, если таковые имеются и спокойно вернуться в Гиран.
- Отличный план! – восхитился Stef1k. – А главное, какой простой и изящный! Мадам, я преклоняюсь перед вашим тактическим гением!
Он в самом деле попытался изобразить поклон, но вместо этого смачно клацнул челюстью о камень.
- Больно… – прошипел камаэль. – Совсем забыл, что я лежу…
- Еще скажи, что на меня засмотрелся! – огрызнулась камаэлька.
- Именно! – восхитился Stef1k, пихая в бок лежащего рядом эльфа. – Ты посмотри, прямо сама проницательность.
- Провидица былого и грядущего, - мрачно согласился Мильтроэн.
Hravan стыдливо съежилась. Ее великолепное крыло поникло, как и изящные плечики. Мильтроэну стало жалко эту вечно самоуверенную и бойкую задиру.
- Мальчики, ну простите меня! – с жаром заговорила камаэлька. – Да, я ошиблась… Но я же не знала, что чертово племя орков разобьет свой чертов лагерь именно в этой чертовой долине!
- Тише, - зашипел на нее камаэль. – Еще не хватало, чтобы нас услышали.
Hravan послушно притихла, лишь изредка кидая на двух друзей взгляды, в которых в равной степени смешивались страх и надежда.
Мильтроэн внимательно осматривал долину, стараясь не слишком высовываться за край. Не больше километра в диаметре, она была густо усеяна походными шатрами. Ярко вздымались к небу костры, доносился запах жарящегося мяса. Одни мужчины, хотя, может, женщины в палатках. Сотни воинов. Черт, как же пробраться к пещере, что, как назло, маняще темнела прямо в горе, возле самого большого шатра. Возможно, в ней хранятся сокровища этого племени?
- Итак, что мы имеем, - решил подытожить эльф. – Одна пещера. Сотни орков. В долину ведет единственная узкая тропка, и она охраняется лучше, чем девственность королевской дочери. О, пардон, забыл что тут дамы. В общем, нехило охраняется.
- Мы тоже не лыком шиты, - хвастливо заявил Stef1k, любовно поглаживая рукоять гигантского двуручного меча, торчащего из ножен на спине.
Камаэлька насмешливо сощурила глаза, но промолчала. Эльф благодарно кивнул и продолжил:
- У нас есть небольшой шанс. Главный шатер настолько велик, что закрывает собой вход в пещеру от большей части лагеря. Так вот, мы может осторожно спуститься на веревках прямо к пещере, тихо вырубить стражей и просочиться вовнутрь. Главное правильно выгадать время и не орать на весь лагерь «Кто смелый, выходи? Порву как Бобик тряпочку!».
- Хватит уже напоминать! – обиделся камаэль. – Я был тогда немножко не в себе!
- Ну да, помню… Ты был немножко не в себе… А заодно и очень сильно пьяным. А еще ты назвал тех орков импотентами и… В общем, они сильно разозлились…
- Вот это ты кстати напомнил! – встрепенулся камаэль. Его глаза радостно заблестели, как у кота, увидавшего, наконец, заветный горшок со сметаной. – Это же гениальная идея, Миль!
- Какая? – подозрительно поинтересовался эльф. – Ты хочешь выйти туда и оскорбить все орочье племя? А потом долго и нудно бегать? Думаешь, они бросятся за тобой всем лагерем? Хотя, что я говорю… Ты умеешь оскорблять…
Stef1k в волнении замахал руками:
- Да нет же! Слушай! Мы придем туда открыто! Ты заметил тех стражей возле пещеры? Голову даю на отсечение, вождь орков там, внутри!
- И что ты хочешь?
- О, я придумал поистине гениальный план! Мы скажем охране, что пришли поклониться великому и ужасному вождю этого племени, а в знак нашего восхищения хотим подарить ему прекрасную рабыню!
- Рабыню? – дрожащим от ярости голосом прошипела камаэлька. – Ах ты мерзавец!
Stef1k едва успел перехватить удар, нацеленный ему по лицу. Hravan, ловко извернувшись, сумела пнуть камаэля ногой в живот и уже замахнулась для нового удара, когда ее ухватил сзади эльф.
- Хватит вам! – негромко прикрикнул он, с трудом удерживая вырывающуюся камаэльку.
- Совсем спятила, - простонал Stef1k, потирая ушибленное пузо. – Классный ведь план! Ты сделаешь вид, что ты – покорная рабыня, а потом просто прирежешь его, как барана. А мы уже разберемся с охраной внутри…
- За одеяло мстишь? – понимающе хмыкнул эльф.
- Ну, не без этого, - признался Stef1k.
Камаэлька наконец успокоилась, и Мильтроэн осторожно отпустил ее. Камаэль опасливо отодвинулся подальше.
- Вот что, мальчики! – отдышавшись немного, заявила Hravan. – Это моя карта, а значит и решения тут буду принимать я!
- Ладно… Я согласен, - одобрил эльф. – Выбирай, чей план лучше. Или ты предложишь свой?
Hravan загадочно улыбнулась…

- И вправду говорят умные люди… Женская душа – потемки! – удивлялся Мильтроэн.
- Тише ты! – цыкнул на него камаэль. – Мы уже почти пришли.
Небольшой отряд остановился за массивным скальным выступом, после которого тропа делала резкий поворот и по прямой устремлялась к оркскому лагерю. Stef1k яростно чесался, пыхтел и вообще, чувствовал себя жутко неудобно в пышном и богатом одеянии вельможи. К тому же от наряда изрядно отдавало нафталином – настолько давно костюм не вытаскивался из самых отдаленных уголков вещевого мешка.
Мильтроэн наоборот, наотрез отказался изображать из себя хозяина или богача, а потому напялил какие-то жуткие лохмотья, назвав их истинной одеждой живущих в гармонии с лесом эльфов. Stef1k, правда, торжественностью момента не проникся и заявил, что эльфы либо невероятно глупы, либо не знают, что такое иголка с ниткой. Миль спорить не стал, зато для дополнения образа перемазал волосы какой-то дрянью, из-за чего те встали дыбом и напоминали растущие прямо из черепа сталагмиты.
Hravan переодевать не стали, рассудив, что пленнице и рабыне можно ходить в том, в чем ее поймали. На самом же деле правда заключалась в том, что предложивший устроить переодевания камаэль мгновенно схлопотал две пощечины и благоразумно воздержался от дальнейших советов. Вместо этого камаэльке скрутили руки прочной веревкой, другой конец которой Stef1k держал в руке. Впрочем, это не мешало Hravan даже в таком виде казаться главной в команде.
- Ну что, авантюристы вы мои, - сказал Stef1k, с сомнением окинув взглядом спутников. – Готовы? Миль, эта гадость потом смоется? А то я как взгляну на твои волосы, аж вздрагиваю…
- Не волнуйся, - самодовольно отозвался эльф. – Все из натуральных природных компонентов! Ничего смывать не придется – к утру все само отвалится.
Hravan брезгливо отодвинулась подальше от эльфа. Камаэль задумчиво поскреб затылок:
- А, ну это ладно. Главное, чтобы не на меня отвалилось. Гм, гм… Теперь ты, Hravan!
- А что я? – удивилась камаэлька.
- Да нет, все просто замечательно. Ты так сильно вошла в роль, что я почти поверил, что ты не любящая покомандовать самодовольная стерва, а вполне себе приличная рабыня… Вот только прекрати так высоко задирать свой чудесный носик. И не сверкай глазищами – рабыни так не делают! И вообще – лучше молчи и смотри себе под ноги. Ясно?
Hravan хищно оскалилась, но все же кивнула. Похоже что в мыслях она уже растерзала камаэля на мелкие-премелкие кусочки.
- Ох, не нравится мне эта затея, – забеспокоился эльф.
- Не дрейфь! – осклабился камаэль, хлопнув его по плечу. – С вами ведь я, а не какой-нибудь там неудачник!
- Вот это меня и беспокоит, - пробормотал Мильтроэн.
- В общем, предоставьте все переговоры мне. А сами лучше просто помалкивайте. Ну все, собрались с духом… Hravan, прикинься милой и робкой – я верю, у тебя получится! Миль, подтяни фиговые листочки, которые ты штанами величаешь – а то орки мужики простые, еще чего не того подумают. Ну, двинули!
Два орка-охранника с дубинами наперевес с легким недоумением наблюдали за странной процессией, идущей прямо на них. Впереди гордо вышагивал богато одетый камаэль. Пышные одеяния на нем жутко перекосило, но больше всего стражников удивило сочетание этого великолепия с напяленными на ноги старыми болотными сапогами. В руке камаэль держал что-то вроде поводка, на другом конце которого оказалась привлекательная камаэлька, упорно смотрящая себе под ноги и из-за этого все время бодавшая камаэля в спину. Завершало процессию существо, в котором даже орки с трудом узнали своего злейшего врага – эльфа. Таким грязным и оборванным экземпляром побрезговали бы даже очень голодные зеленокожие.
- Приветствую вас, благороднейшие из орков! – подойдя поближе, бодро закричал камаэль, поднимая руку в знак приветствия.
Стражники недоуменно переглянулись. Один из них сделал шаг вперед.
- Ваша стоять, пока наша не узнать, кто вы есть! – хрипло проревел он.
- Нас не надо есть, - ослепительно улыбнулся ему камаэль. – Я, странствующий купец Кагыр-ибн-Абдыр, прослышал о великой славе вашего племени и проделал долгий путь, чтобы выразить свое искреннее восхищение!
На лице стражей появились неуверенные улыбки. Орк-переговорщик перевел взгляд маленьких глазок на эльфа:
- А это…
- Это мой слуга! – торопливо перебил его Stef1k. И видя, что Миль уже собрался буркнуть что-то нелестное, добавил – Он немой.
Взгляд, который эльф бросил на камаэля, не обещал тому ничего хорошего.
- В знак моего почтения я хочу преподнести в дар вашему вождю эту прелестную рабыню… - вдохновенно продолжал нести чушь камаэль.
«Прелестная рабыня» выдавила кислую улыбку.
- Ваша прийти слишком рано! – заявил орк. – Но наш вождь ждать вас. Идите за мной – моя проводить вас в Великая пещера!
- Ждать нас? – удивился Stef1k. – Эээ… Ну да, я всегда прибываю раньше времени… Конечно-конечно, мы идем!
Второй орк отодвинулся, пропуская нежданных гостей в лагерь, и едва те прошли, тут же занял свое место, начисто перекрывая путь к отступлению. С каждым шагом у Мильтроэна крепло убеждение, что они поступили глупо и необдуманно. Впереди явно ждала ловушка. Или даже что похуже…
Изнутри лагерь казался просто огромным. На авантюристов со всех сторон нахлынули запахи жареного мяса, сиплые крики воинов, стук молотов в походных кузнях, резкие и яростные удары барабанов, грохот мечей о щиты. Орков были сотни, и, как верно подметил эльф, ни одной женщины. Только суровые воины с гигантскими тесаками, при взгляде на которые камаэлю становилось дурно.
- Ваша должна иметь почтительность! Вы говорить с наш вождь! – проревел на ходу сопровождающий их страж.
- Я всегда сама почтительность, - поспешно уверил его Stef1k. – Вот увидите, ваш драгоценный вождь останется очень доволен нашим сотрудничеством. Смертельно доволен!
Орк довольно рыкнул, но ничего не сказал. Лавируя между шатрами, их небольшая группа вскоре оказалась перед долгожданным входом в пещеру. Тут были свои стражи – каждый в полтора раза крупнее и массивнее обычного орка. Сопровождающий что-то проревел на своем языке. Стражи неохотно разошлись в стороны, пропуская процессию внутрь.
Едва оказавшись в пещере, эльф чуть не задохнулся от восторга. Огромный, просто гигантский каменный зал уходил ввысь настолько, что его потолок терялся в клубившейся наверху мгле. Все стены были украшены странными, явно драгоценными камнями, испускавшими мягкий свет, отчего в пещере было ненамного темнее, чем под солнцем. Посредине зала высился массивный каменный трон. На нем, в окружении советников, шаманов и телохранителей, восседал крепкий и абсолютно седой орк.
- Вы прибыли рано, - совсем не старческим голосом пророкотал вождь. Эхо его слов прокатилось через весь зал. – Но это уже не важно. Главное, что вы привели рабыню.
- Эээ… Да, великий вождь, - в замешательстве отозвался камаэль. – Эта рабыня – мечта любого мужчины…
- Плевать! – решительно перебил его вождь. – Пусть встанет в церемониальный круг, дабы мои шаманы могли точно сказать, подходит она или нет.
Только сейчас эльф обратил внимание на странный каменный постамент в виде правильной окружности, высившийся в дальнем конце зала, недалеко от массивных каменных глыб. По краю этого круга клубилось магическое синее пламя.
- Не надо туда ходить, нас точно с кем-то перепутали… - быстро зашептал камаэль, но Hravan гневно выдернула веревку у него из рук и направилась к кругу.
Stef1k и Мильтроэн переглянулись.
- Чует мое сердце, это не к добру…
Вождь орков зачарованно пожирал глазами камаэльку, вставшую в центр магического круга. К его уху наклонился один из шаманов, что-то быстро зашептал.
В ту же секунду камень под ногами содрогнулся. Стены пещеры затряслись, с потолка сорвались несколько крупных глыб. Одна упала совсем рядом с троном, подмяв под себя замешкавшегося телохранителя.
- Да к черту все это! – закричал Мильтроэн, выхватывая из-под одежды изогнутый меч. – Уводи эту дуру!
Охрана, почуяв неладное, кинулась к приключенцам, на бегу размахивая огромными мечами. Миль бросился наперерез.
Первый страж даже не понял, что именно его убило. Только что наглый чужак приближался справа, а в следующий миг острие его меча вонзилось в спину, перерубив позвонки и достав до сердца. Эльф поднырнул под меч второго орка и скрестил клинки с третьим.
Почему-то бездействовали шаманы. Даже более того, они все, как по команде, принялись отступать в сторону выхода, по широкой дуге огибая место схватки. Впрочем, эльфу некогда было размышлять над этим – он сражался сразу с пятью противниками, и только природная ловкость спасала его от попаданий острой стали.
Мильтроэн дрался в самой гуще врагов, используя их массивность и природную неуклюжесть в свою пользу. Двое стражей уже упали, обливаясь кровью, пораженные в тесноте мечами своих собратьев. Остальные сообразили, в чем дело, но было уже слишком поздно. Эльфийское лезвие с хрустом вспороло грудную клетку и мерзко скрежетнуло о ребра. Оттолкнув хрипящее и булькающее тело в объятия одного из оставшихся стражей, Миль перекатом ушел от удара сзади. Пока орк соображал, куда подевался его противник, эльф уже оказался сзади.
Когда и последний телохранитель упал на холодный камень, Мильтроэн внезапно сообразил, что все это время пещеру наполнял страшный рев. Резко обернувшись, он застыл на месте, пытаясь понять то, что увидел.
Камаэлька висела в воздухе среди сполохов магического огня. От нее исходило ослепительное свечение, заливавшее всю пещеру. Камаэль яростно размахивал гигантским мечом, но лезвие всякий раз со звоном отбрасывало от невидимой магической преграды.
То, что раньше казалось каменными глыбами возле магического круга, теперь оформилось в длинное и вытянутое туловище гигантского чудовища. По бокам развернулись массивные крылья. Ужасная пасть разинулась в смертоносном оскале. Маленькие глазки плотоядно уставились на беспомощно зависшую в воздухе однокрылую фигурку.
Это был дракон…
Древние эльфийские легенды изображали драконов могучими и мудрыми существами, извечными союзниками лесного народа. Они обитали на самых вершинах далеких гор, нередко неотличимые от камня, на котором возлегали. Поговаривали, что драконы – страшные противники. Одним своим огненным дыханием испепеляли они целые армии, а мощными ударами закованного в прочнейшую чешую тела пробивали толстые каменные стены. Велика была их сила, но и великую цену заплатили они за могущество. Боги мира Аден, устрашенные мощью крылатых огненосцев, истребили всех в страшной битве, а те немногие, что сумели уцелеть, скрылись в глубоких сырых пещерах, утратившие надежду когда-либо увидеть белый свет и оттого потерявшие рассудок.
Впрочем, сейчас Мильтроэна беспокоило только одна вещь – по легенде еще ни одно смертное существо не убивало дракона…
- Чего встал, как истукан?! – тяжело дыша, заорал камаэль. Его меч с лязгом рубил магический воздух.
Дракон неохотно отвел взгляд от ярко мерцающей фигурки и злобно уставился на Stef1kа. Гигантская туша, укрытая в прочнейший костяной панцирь, сдвинулась в его сторону. С треском лопнули угодившие под исполинскую лапу валуны, каждый камаэлю до пояса. Камень под ногами снова содрогнулся.
Эльф уже был рядом. Он обхватил разъяренного камаэля за плечи и повалил на пол. В ту же секунду над головами пронесся раскаленный сгусток пламени. Волосы затрещали от нестерпимого жара. Огненный шар с силой ударил неподалеку и, оставив после себя выжженное пятно, расплескался во все стороны пламенными брызгами.
- Ах ты скотина чешуйчатая! – прорычал камаэль.
Он схватил свой двуручный меч и молниеносно оказался на ногах. Дракон чуть наклонил голову, рассматривая однокрылого приключенца с тем любопытством, с которым охотник разглядывает пойманную в капкан дичь.
Stef1k бросил через плечо, не оглядываясь:
- Миль, освободи нашу спутницу. А я отвлеку эту жабу с крыльями.
- Не дури! Дракон тебя с потрохами сожрет! – воскликнул эльф.
- Не сожрет, - мрачно откликнулся камаэль, сильнее сжимая рукоять меча. – Ты же у нас светлый рыцарь Евы, вот и снимай магический барьер. А за меня не волнуйся.
Дракон нетерпеливо рыкнул. Из распахнутой пасти валил густой черный дым. Камаэль сунул руку за пазуху и неторопливо вытащил оттуда небольшую фляжку. В ней он всегда хранил небольшой запас эльфийского вина, на черный день. Stef1k несколькими большими глотками осушил флягу, вытер губы тыльной стороной ладони. Мгновение постоял, прислушиваясь к ощущениям. Затем криво ухмыльнулся:
- Начнем, пожалуй?
Дракон оглушительно взревел и изрыгнул в противника целый столб пламени. Камаэль даже не шелохнулся. Вместо этого он быстрыми движениями рук начертал в воздухе странные знаки. Повинуясь его воле, души мертвых оркских воинов послушно преобразовались в магический щит, окутавший камаэля. Огонь разбился о колдовскую защиту. А затем Stef1k страшно закричал и прыгнул навстречу дракону.
Дальше эльф смотреть не стал. Он торопливо ощупывал невидимые стены магической темницы, удерживающей камаэльку. Пальцы всякий раз обжигало, словно Миль окунал их в кипящее масло. К его счастью, барьер был создан темной магией оркских шаманов. Их общая ненависть, соединенная с вложенной богом огня магической силой давала поразительный эффект. Заклинание было нерушимо, как гранитная глыба, и запутанно, словно гордиев узел. Но его питали злоба и ненависть, а потому у светлого рыцаря был шанс.
Решившись, Миль с силой бросил тело вперед, прямо на магический барьер. Все тело невыносимо жгло, словно эльф попал в ад и уже жарился на гигантской сковороде. Воздух внутри круга был плотным и вязким, как студень и причинял ежесекундную, нестерпимую боль. Миль стиснул зубы, чтобы не закричать и упрямо шагнул вперед, с трудом преодолевая сопротивление барьера. Боль стегнула огненным кнутом. Затем еще и еще. И когда сознание уже начало меркнуть, эльф почувствовал, что падает. Падает прямо внутрь магического круга.
С тихим хлопком фиолетовое свечение бесследно исчезло, и на эльфа, словно мешок с картошкой, свалилась Hravan. Миль растянулся на камне, сквозь зубы проклиная орков, драконов и всех их предков до десятого колена, вместе взятых. Сил в теле не осталось даже на то, чтобы спихнуть придавившую его тяжесть.
- Hravan! Очнись! Да слезь же ты с меня!
Камаэлька, похоже, на некоторое время потерялась в пространстве и времени – она недоуменно оглядывалась, трясла головой и судорожно хваталась за лежащее под ней тело, словно боялась, что ее кто-то схватит и утащит в темноту. Эльф обиженно вскрикивал и старался спихнуть спасенную, но хватка у однокрылой спутницы была на редкость сильной.
Stef1k, матерясь в голос, проявлял чудеса ловкости и изворотливости, шмыгая между ног у чудовища и яростно кромсая те части тела, до которых успевал дотянуться. Огромный двуручный меч высекал лишь жалкие искры, не в силах пробить мощную броню. Камаэль потихоньку начинал уставать. Впрочем, дракона он отвлекал – тот увлекся новой игрой «раздави шмыгающего под ногами таракана» и не обращал ни малейшего внимания на беспомощную пару.
Наконец взгляд камаэльки прояснился. Она с удивлением обнаружила, что лежит верхом на эльфе, лицом к лицу. Лицо Мильтроэна как-то странно застыло и мелко-мелко подергивалось.
- Миль? – нерешительно спросила она. – Что с тобой?
Эльф ответил медленно и четко, с трагической ноткой в голосе:
- Hravan… еще… пара… дюймов… и кинжал… у тебя… на поясе… лишит меня… мужского… достоинства… Не могла бы ты… СЛЕЗТЬ?!?!?!
Камаэлька густо покраснела и осторожно сползла с эльфа. Тот наконец вздохнул с облегчением. И тут же закрыл уши от дикого камаэльего крика «Дракон!!!».
- Да неужели? – язвительно откликнулся эльф. – Ты просто сама наблюдательность! Эй, Stef1k! Бежим отсюда!
Камаэль прыгнул в сторону, спасаясь от массивной чешуйчатой драконьей лапы, грозившей раздавить в лепешку, и кинулся к друзьям. Дракон, заметив, что добыча убегает, оскорблено взревел и с неотвратимостью камнепада рванул следом.
Миль попытался воздеть непослушное тело на ноги, но колени предательски подогнулись, и эльф снова ощутил копчиком всю твердость камня. Он схватил суетившуюся рядом камаэльку, притянул к себе и горячо зашептал:
- Бегите! Бросьте меня здесь! Спасайтесь сами!
- Ты что, спятил? – возмутилась Hravan, выдергивая руку.
- Я не могу идти! – трагически крикнул эльф. – Все силы ушли на борьбу с заклинанием!
Камаэлька молча ухватила Мильтроэна за ногу и упрямо потащила к выходу. Не ожидавший такого поворота событий эльф, уже готовый героически погибнуть в пасти чудовища, крепко припечатался головой о камень. Затем из последних сил попытался освободить ногу из цепких объятий, но получил от камаэльки такого тычка пониже спины, что предпочел больше не дергаться.
Оказавшись рядом, Stef1k без лишних слов схватил друга за вторую ногу, и на крейсерской скорости вся троица помчалась к солнечному свету. Точнее, камаэль и камаэлька, пыхтя, тащили за собой эльфа, а тот обреченно подсчитывал каждую встречу своей многострадальной спины с выбоинами, ухабами и торчащими вверх обломками камня.
Дневной свет на несколько мгновений ослепил гнавшегося за приключенцами дракона. Огромная тварь с разбегу задела боком стену пещеры, с громким треском приложилась костяной башкой о свод пещеры и выметнулась наружу, расширив проход как минимум вдвое и обогнав всю троицу.
Собравшиеся в долине оркские воины, подготовленные и хорошо вооруженные, не были готовы к тому, что вместо троих путников прямо на них выскочит злобно ревущая туша, укрытая в прочнейший панцирь. Первую линию зеленокожих смело сразу. Дракон просто стоптал их, превратив в раздавленные куски мяса с торчащими отовсюду костями.
Лагерь взорвался криками. В чудовище полетели копья, топоры, булавы. Дракон оскорблено взревел. Огромная пасть, испещренная тысячью острых, как бритвы, зубов, распахнулась, и долину залило море бушующего огня.
- Направо! – орал эльф, лишенный возможности передвигаться самостоятельно и потому решивший на время стать дорожным указателем. – Теперь чуть левее! Осторожно, камень! Мать твою, Stef1k, смотри, куда прешь!
Раскрасневшаяся от быстрого бега камаэлька метнула на эльфа раздраженный взгляд:
- Его можно как-нибудь заткнуть? – крикнула она камаэлю, который, стиснув зубы и упрямо наклонив голову, несся вперед.
- Не знаю! – прокричал он в ответ. – Обычно вопить, мешаться и брыкаться – это мое занятие! Но с твоим появлением все пошло наперекосяк!
- Не надо свои глупости на меня сваливать! – огрызнулась Hravan. – Вы, между прочим, тоже не сахар! Я могла бы…
- Осторожно, камень! Влево! Влеееееевоооо!!! Ай, блин! Ах ты <вырезано цензурой>.
- Прости! – Виновато откликнулась камаэлька.
- Да чтоб я еще раз с такими <вырезано цензурой> пошел на такое <вырезано цензурой> дело!!!
- Заткнись!!! – хором прикрикнули на эльфа Hravan и Stef1k.
Шатры пылали. Воздух дрожал от рева чудовища, криков умирающих орков и шипения магических искр. Шаманы пытались сообща удержать дракона, но вся их магия не могла совладать с порождением древнего мира. Среди всеобщей паники никто не обращал внимания на беглецов, по крутой дуге обегающих особо жаркие места.
После того, как камаэль решил срезать путь через походную кузницу орков и тем самым поспособствовал очень тесному знакомству эльфа с наковальней, тот пребывал в глубоком ауте и тащить его стало полегче. Впереди замаячил выход на вожделенную тропу и однокрылые ускорили бег, насколько хватало силы. Свобода была уже так близко, что до нее можно было дотянуться рукой, как вдруг перед беглецами, словно из-под земли, вырос небольшой отряд зеленокожих.
Орки, натолкнувшись на странную процессию, замешкались, и это стоило им жизней. С воплем «Рррразойдись!» камаэль бросился в самую гущу, размахивая двуручником, словно хворостинкой. Пока зеленокожие безуспешно пытались справиться с очень злым и немного пьяным Stef1kом, камаэлька дотащила эльфа до начала тропы. Она осторожно прислонила бесчувственное тело к скале, выхватила рапиру и с боевым кличем бросилась на подмогу.
Первым же ударом камаэлька снесла голову крайнему орку. Затем в прыжке проткнула сердце второму и, укрывшись телом, как щитом, вломилась в гущу схватки.
Двуручник камаэля со свистом рассекал воздух и с глухим чавканьем – живую плоть. В его движениях не было ни изящества, ни отточенного мастерства. Он просто косил врагов, словно косарь смерти, заливая землю вокруг теплой кровью. И орки дрогнули перед такой свирепостью. Они бежали без оглядки, стараясь спастись от неминуемой гибели. И все, как один, встретили смерть на кончике камаэльей рапиры.
Stef1k воткнул меч в землю и, тяжело дыша, облокотился на него. Земля на пять шагов вокруг была залита кровью и усеяна трупами. Неподалеку Hravan деловито добивала раненых. Камаэль слабо улыбнулся.
- Готово, - радостно сообщила камаэлька, перерезав горло последнему нападавшему. – Stef1k, идем!
Камаэль смотрел на нее немигающим взором, обеими руками уцепившись за рукоять двуручника. Hravan вдруг со страхом осознала, что кровь, покрывавшая его с головы до пят, была не только оркской.
- Stef1k!!!
Камаэль рухнул на одно колено. В его груди сипело и клокотало, а рука не выпускала рукояти меча.
- Как… глупо… - прохрипел он. На рубашке медленно расплывалось кровавое пятно.
Hravan с разбегу упала рядом с ним на колени, обхватила одной рукой, не давая завалиться набок. Второй рукой она судорожно шарила по карманам. Камаэль мучительно закашлялся. На губах выступила кровь. Он протянул к камаэльке руку. На пальце блеснуло кольцо.
- Это… с дракона…
Hravan оттолкнула его руку. В ее ладони появилась небольшая бутылочка. Внутри колыхалась какая-то красная жидкость. Камаэль с трудом перевел взгляд на бутылку, усмехнулся через силу:
- Мне… сказать… «Ааа»?
- Пей, дурень! – закричала Hravan. В ее прекрасных глазах стояли слезы.
Она силой влила жидкость в послушно открытый рот. Камаэль закашлялся, по телу пробежала судорога. Он попытался подняться на ноги, но не сумел. Упрямо уцепился за Hravan и с трудом начал приподниматься снова. И снова не сумел.
Рев чудовища понемногу приближался. Орки не собирались сдаваться без боя, но даже они шаг за шагом отступали, усеивая землю трупами.
Hravan поднырнула под руку камаэля и помогла ему встать. Затем потащила к эльфу. Stef1k прохрипел:
- Меч…
- Забудь о нем!
- Дура… я за него… половину… наследства… отдал…
Отступающие орки были совсем близко. При желании Hravan могла попасть камнем в их широкие спины. Зеленокожие отходили шаг за шагом, медленно, единым фронтом, направив в сторону дракона длинные копья. Чудовище уже не изрыгало огонь, а заклятия шаманов мешали ему быстро передвигаться.
Hravan осторожно усадила Stef1kа рядом с эльфом. Потом вернулась за мечом. Долину устилал дым от горящих шатров, а в воздухе пахло кровью и смертью. Камаэлька со страхом смотрела на исполинскую тушу монстра, а сердце сжимали невидимые ледяные пальцы.
- Что же я натворила… - прошептала она. Затем развернулась и, прижимая к груди заветный двуручник, бросилась к друзьям. Нужно было как можно скорее выбираться отсюда...

Сознание возвращалось толчками. В висках пульсировала тупая боль, напрочь заглушая способность мыслить. Хотелось только одного – снова провалиться в небытие, отдалиться, убежать от нестерпимых ударов невидимых молотов внутри черепа.
Эльф с силой сжал виски, охнул от резкого приступа боли. Когда взгляд чуть-чуть очистился от клубящегося тумана, сплошь состоящего из маленьких огненных мошек, по глазам ударил яркий солнечный свет. Мильтроэн поморщился и, заслонившись от светила рукой, огляделся. Зеленые кроны деревьев, мерно шуршащие багряными листьями над головой. Толстые, крепкие стволы, вспучившие мощными корнями землю под лопатками. Мерное потрескивание крохотного костра, возле которого спиной к эльфу сгорбилась знакомая однокрылая фигурка с жалко поникшими плечами. Чуть поодаль, на мягкой подстилке из одеял, лежал камаэль. Глаза его были закрыты, под голову заботливо подложены скатанные дорожные мешки.
Эльф попытался вспомнить, что произошло, но после встречи с наковальней в долине, превратившейся в пылающий ад, события обрывались.
- Спасибо за знакомство с наковальней, - сказал Мильтроэн, поднимаясь на ноги. Голос был хриплый. – Всегда мечтал поглядеть, что там внутри. Только в следующий раз, если я буду кричать что-то вроде «Только не туда!!!», вы уж, будьте так любезны, послушайте меня!
Hravan резко обернулась на звуки его голоса, и эльф умолк, удивленный той горячей радости, которую разглядел в ее взгляде.
- Эээ… Что-то не так? – подозрительно осведомился он, внимательно оглядывая себя с ног до головы. – Ты так смотришь, словно я с того света вернулся. Грязный, оборванный, весь в какой-то слизи, а воняет как от десяти скотомогильников! Здесь найдется, где помыться?
Камаэлька молча указала куда-то вглубь леса, не отрывая от эльфа странного взгляда. А когда Мильтроэн отошел на несколько шагов от лагеря, до него донеслись ее слова:
- Спасибо тебе!
- За что? – спросил эльф. Он поймал себя на мысли, что боится оглянуться назад. Боится снова увидеть ее взгляд.
- Ты спас меня там, в пещере. Я этого не забуду…
- Пустое! Так бы каждый… Ну, на моем месте… Эээ…я скоро вернусь.
В нескольких десятках шагов действительно лениво протекал широкий ручей. Он, словно змея, вилюжился среди деревьев, теряясь где-то в желто-багряной дымке. Берега густо поросли кустарником. В серебристых струях изредка мелькали блестящие спины крупных рыбин, слышались мощные всплески.
Не раздеваясь, эльф рухнул в бодрящую свежесть воды. Ручей был неширок, и Мильтроэн мог спокойно лежать, наслаждаясь прохладой, чистотой, и не боясь ни утонуть, ни быть снесенным течением.
Когда он вернулся в лагерь, чистый, мокрый и счастливый, Hravan все так же сидела у огня, обхватив руками колени и уткнувшись в них подбородком. Камаэль что-то едва слышно пробормотал, не открывая глаз.
- А чего это наш герой днем спит? – удивился эльф. Он наклонился над другом и ухватил того за плечо. – Вставай, соня! Обед проспишь!
Камаэлька внезапно очутилась рядом и резко ухватила эльфа за руку. Он удивленно отстранился.
- Что за…
- Миль, не надо! – просящим тоном сказала она. – Он не спит…
Только теперь эльф обратил внимание на странную полноту камаэля. Он осторожно приподнял отворот рубашки друга. Под ней проступили свежие бинты.
- Мы наткнулись на орков, - печально сообщила Hravan. – Stef1k бросился в бой, не раздумывая, чтобы я могла оттащить тебя в безопасное место. Их было слишком много на одного…
Эльф посерьезнел.
- Что с ним? Куда его ранили?
- Я… я не знаю… рана такая страшная… - всхлипнула камаэлька. Она отвернулась, закрывая лицо руками. – Я перевязала его и напоила зельями… Это… Это должно помочь! Обязательно должно!
Hravan опустилась на землю и снова уткнулась лицом в колени. Плечи ее затряслись. Эльф осторожно проверил у камаэля пульс, внимательно осмотрел перевязь. Затем долго сидел, вслушиваясь в прерывистое дыхание. Руки эльфа все время двигались, чертили над телом друга магические знаки. Так продолжалось до тех пор, пока Мильтроэн вдруг не осознал, что, помимо ставшего уже привычным шороха листвы, воздух заполнили чуждые лесу звуки стали. Предчувствуя неладное, он начал медленно оборачиваться. Каждая клеточка тела буквально вопила об опасности.
- Hravan… - тихо позвал эльф.
Камаэлька обернулась, и Миль почувствовал, как кольнула в сердце жалость к существу, у которого растерянность и раскаяние сменили обычную маску холодности и презрения.
- Hravan, достань рапиру… Только медленно и осторожно…
Камаэлька непонимающе смотрела на него заплаканными глазами. И в этот момент границу лагеря переступила фигура в сером балахоне с накинутым на голову капюшоном. Один из тех, кого эльф видел тогда, в Гиране, из окна лаборатории.
Мильтроэн медленно протянул руку к мечу, лежавшему в густой траве неподалеку. Рукоять привычно легла в ладонь.
По бокам от фигуры появились еще две в точно таких же одеяниях. Передний, видимо, главный из троицы, сделал шаг вперед. Голос донесся из-под капюшона глухой и оттого еще более зловещий.
- Вас двое. С вами раненый. Не надо сопротивляться… Просто отдайте нам то, что нашли в пещере, и мы уйдем.
- Ты лжешь, - сдавленным голосом ответил эльф. – Я чую темных эльфов. Как можно верить предателям богини Евы? Вы – отбросы эльфийского племени, для которых нарушить слово, как для меня чихнуть. Ну давай, открой лицо! Кто вы? Ассасины? Или, может, призрачные охотники?
Голос из-под капюшона донесся все так же глухо:
- Мы лишь наемники, как и ты, Светлый…
- Да вы мрази! – заорал Мильтроэн, вскинув меч. – Отродья Шиллен! Гореть вам в аду! Вам и вашей лживой богине!
Балахоны полетели на траву. Три темных эльфа замерли в боевых стойках. У каждого в руках по два кинжала с изогнутыми клинками. Лезвия странно блестели, и эльф с холодком обреченности понял, что они смазаны ядом.
- Отлично! – прорычал главный из троицы. Его аристократичное лицо обезобразила гримаса ярости. – Тогда мы убьем вас и заберем то, что нам нужно, с ваших трупов!
Эльф крепче стиснул рукоять верного меча. Рядом с ним, плечом к плечу, встала камаэлька. Ее рапира хищно покачивалась, развернутая в сторону врага, а голос дрожал от злости:
- Притомишься убивать! Лучше свою шкуру сохранить попробуй!
Темный эльф разъяренно всхрапнул и сделал неуловимо быстрый шаг вперед.
- Только не лезь вперед! – крикнул Мильтроэн камаэльке.
Hravan криво усмехнулась, но смолчала. В тот же миг противники бросились в атаку…

В стремительном прыжке эльф отбил нацеленный ему в грудь кинжал темного убийцы и сам ударил в ответ. Клинок со свистом рассек воздух, а противник, успевший отпрыгнуть, уже заходил слева. Еще один приближался справа. Мильтроэн мягко покачивался на полусогнутых ногах. Надо отвлечь этих двоих. Надо дать камаэльке хоть один шанс.
Главный противник почему-то не нападал. Hravan стояла напротив темного эльфа, нацелив острие рапиры тому в грудь. Сейчас на ее лице читалась только отчаянная решимость.
- Какого хрена ты делаешь? – закричал темный.
- Убирайтесь! – глухо ответила камаэлька.
- Hravan, дерись! – яростно закричал Мильтроэн.
Два убийцы бросились одновременно. Эльф в невероятном прыжке уклонился от удара и закружил со своими врагами в смертельном танце, стараясь удержать их на одной линии.
Со стороны камаэльки послышался лязг металла, дикие проклятия, изрыгаемые темным эльфом. Hravan ловко орудовала рапирой, отбивая нацеленные в грудь выпады. Лицо убийцы искривилось мрачной маской, в глазах горело обещание мучительной смерти.
Двое противников эльфа медленно окружали остроухого приключенца. Миль, по-звериному оскалив зубы, низко рычал и делал ложные выпады то в одну, то в другую стороны. Его врагов это скорее забавляло. Один усмехнулся, что-то весело крикнул напарнику. Тот криво осклабился и крепче сжал рукоять кинжала. Его глаза сузились, выбирая подходящее место в теле жертвы для удара ядовитого клинка.
Послышался удивленный возглас. Второй убийца, имевший неосторожность оказаться совсем рядом с раненым камаэлем, внезапно обнаружил, что его кто-то крепко ухватил за ногу. Он в недоумении посмотрел вниз и столкнулся взглядом с бледным, но улыбающимся Stef1kом.
- Не нравится мне твоя рожа… - с усилием прохрипел камаэль. Убийца перевел взгляд на вторую руку раненого и судорожно сглотнул. Прямо ему в лицо хищно целилась короткая арбалетная стрела. Сам арбалет, чрезвычайно миниатюрный, покоился на груди однокрылого. Stef1k еще раз улыбнулся и прошептал: - Если встретишь на том свете невысокого, хромого орка с отрезанными ушами, то напомни ему, что он до сих пор должен мне сто монет.
С коротким свистом арбалетный болт прорезал звенящий от ударов клинков о клинки воздух и с хрустом пробил грудную клетку наемного убийцы. Темный эльф коротко всхлипнул. Кинжал выпал из ослабевших пальцев, а руки судорожно хватались за едва торчащий наружу кончик болта. Хлынула темная кровь, и убийца рухнул на землю.
- Вот ведь наглые морды, - морщась, хрипел камаэль, судорожно пытаясь перезарядить арбалет. Ослабевшие пальцы никак не могли натянуть тетиву. – Сами веселятся, а меня, как всегда, никто не позвал…
Видевший все это Миль страшно закричал и бросился на оставшегося противника. Отбил выставленный кинжал и с размаха залепил темному в пах коленом. Оба покатились по земле, разбрасывая во все стороны шипящие угли потухшего костра. Меч эльфа отлетел в сторону.
- Ты непослушная девчонка! – прошипел главарь троицы, нанося по камаэльке удар за ударом. Однокрылая с трудом успевала парировать молниеносные выпады. – Ничего, я научу тебя покорности!
Hravan отразила еще один удар и немедленно контратаковала. Клинок ее рапиры просвистел в паре сантиметров над ухом темного эльфа.
- Высокомерный! – крикнула она. – Эгоистичный! И просто придурок! Да и вот еще что – я никогда не любила розы! Тем более ворованные!
- Они не были ворованные, глупая женщина! – крикнул убийца, орудуя кинжалом.
Неподалеку камаэль устало прикрыл глаза. Ситуация казалась ему донельзя абсурдной.
- Эй, голубки! – через силу крикнул он. – Может вы не станете сейчас выяснять отношения, а просто поубиваете друг друга, чтобы я стрелы не тратил?
Его, конечно же, не услышали. Камаэль проводил тоскующим взором прокатившийся мимо клубок, сплетенный из двух эльфов, потом отложил арбалет.
- Да ну вас к чертям, - зло бросил он, переворачиваясь на бок. – Разбирайтесь сами, а я пока посплю.
Изловчившись, Миль сумел оседлать противника и сейчас наносил тому удар за ударом. Темный эльф извивался, пытаясь высвободить зажатые, как в тисках, руки. Брызгала кровь. Мильтроэн, вконец озверевший от вида крови, молотил по лицу убийцы с настойчивостью механического голема. Его руки работали, как поршни гномьей кузницы, вбивая голову врага в землю и превращая ее в кусок мяса.
- Я же ни в чем тебе не отказывал! – брызгая слюной, орал главарь наемных убийц. Его кинжал порхал в воздухе, оставляя за собой лишь смазанную полосу стали. – А ты повернулась против меня!
- Иногда женщинам нужно отказывать! – откликнулась камаэлька. Ее глаза задорно блестели.
- Сука! – проорал темный эльф.
- Импотент! – парировала Hravan.
Неподалеку Stef1k недовольно дернул плечом и заткнул уши пальцами.
- Ты не посмеешь меня убить! – почти весело крикнула камаэлька. – Ты меня любишь!
- Я и не думал тебя убивать, - криво усмехнулся темный. – Только ранить! А потом продам, как рабыню. Например оркам!
- Я уже была сегодня рабыней у орков, - огрызнулась камаэлька.
- Тем хуже для тебя!
Лязг оружия далеко разносился по лесу.
- Вот ведь увлеклись! – проворчал Stef1k, приоткрывая один глаз. – Эй, Миль! Миль! Хватит дубасить это тело! Ты уже убил его! Теперь встань и добей второго! Он мне спать мешает! Миль! Да уж… Его теперь и дракон бы не оттащил! Опять вся работа достается самому интеллигентному в этой компашке…
Камаэль, морщась от резкой боли под бинтами, навел арбалет на кружащих по поляне Hravan и темного эльфа. В глазах двоилось, он чувствовал, как от усилий начинает мутить.
Темный эльф изловчился и сумел выбить рапиру из рук Hravan. Обескураженная камаэлька рванулась в сторону, но противник оказался быстрее. Он ухватил Hravan за запястье и поднес лезвие кинжала к ее горлу.
- Ну, что ты теперь скажешь? – засмеялся темный эльф.
В красивых голубых глазах метнулся страх. А потом она закричала:
- Ми-и-и-иль!!!
Stef1k сплюнул сквозь зубы:
- Женщины! Вам имя вероломство! Нет, чтобы позвать того, кто ближе, и у кого арбалет в руках!
Камаэль прицелился и мягко нажал спусковой крючок. Вжикнул распоротый воздух и болт, пробив глазницу темного эльфа, плотно застрял у того в черепе. На камаэльку брызнуло кровью и слизью.
- Ну и гадость! – изрекла она, брезгливо отряхивая рукава. Дыхание вырывалось из груди со свистом, хорошенькое личико раскраснелось.
- Ну извини, - прошептал Stef1k, изо всех сил борясь с дурнотой. – Я вообще-то в сердце целил…
Подошел растрепанный и злой Мильтроэн. Под его правым глазом задорно лиловел здоровый синяк. По разодранной щеке струилась кровь. Он раздраженно оттолкнул заботливо протянутый камаэлькой платок.
- Сам вытрусь, без твоей помощи, - буркнул он хрипло.
- Я только хотела помочь! – возмущенно ответила Hravan, пряча платок в карман.
- Может кому и нужна твоя помощь, но явно не нам.
- Да что случилось-то?
- Ты спрашиваешь, что случилось? – взорвался светлый эльф. – Для тебя новость, что предателей никто не любит?
- Но я же помогла! – с железобетонной уверенностью в голосе воскликнула камаэлька.
- О боги… - простонал камаэль. – Теперь и эти сцепились…
- Расцепились, - буркнул Миль. Он осторожно наклонился над другом. – Держись там, ладно? Мы уходим…
Эльф взвалил однокрылого товарища на плечо и, не оглядываясь, зашагал прочь от места схватки. Камаэлька, поколебавшись немного, подхватила дорожную котомку и зашагала следом. За ее спиной тускло блестел меч Stef1kа.
Вскоре их шаги затихли вдали, и мерный шум полуденного леса нарушало только зловещее карканье. Сегодня у воронья будет поистине королевский пир!

Эльф быстрым шагом продвигался вперед. Его длинные ноги отмахивали километр за километром с такой скоростью, что бедная камаэлька едва поспевала следом. На плече эльфа в такт шагам болтался камаэль. Он спал, и, судя по довольному выражению лица и плямкающим губам, снилось ему что-то приятное.
Hravan почти бежала, боясь отстать и заблудиться в лесу. От быстрого шага она запыхалась, а коварные сучья и ветви изодрали рубашку и оставили на лице пару царапин.
- Миль! – задыхаясь, крикнула камаэлька в удаляющуюся спину. – Пожалуйста, постой! Я больше не могу бежать!
Эльф смолчал, но шаги все же укоротил. Камаэлька поспешно догнала, пошла рядом. Некоторое время стояла напряженная тишина, потом Hravan нерешительно произнесла:
- Я могу все объяснить…
- Не интересует, - буркнул эльф, не поворачивая головы.
- Послушай, Миль… Все не так плохо, как ты думаешь! – предприняла еще одну попытку камаэлька.
- До тебя туго доходит? – раздраженно откликнулся эльф.
И снова тишину леса нарушали лишь звуки шагов, да шуршание прелой листвы под ногами путешественников. Когда до опушки оставалось совсем немного, камаэль на плече эльфа заворочался и открыл глаза. Некоторое время он пристально изучал открывшуюся его взору картину, после чего тяжело вздохнул.
- Знаешь, говорят, что все герои попадают на небесах в особое место… Там их ждут роскошные дворцы, шикарнейшее пиво и множество наложниц с вот такими вот… гм… А что вижу я, победитель дракона, орков и темных эльфов? Почему, к чертям собачьим, у меня перед глазами маячит эльфийская задница?!
- О, прости, - спохватился эльф. – Ты немного сполз…
За его спиной камаэлька сдавленно захихикала.
- Ничего-ничего, - ободряюще произнес эльф. – Сейчас вернемся в Гиран, подлатаем тебя немного… Снова будешь в тавернах гулять!
- А пиво будет? – слабым голосом поинтересовался Stef1k.
- Будет, - пообещал эльф.
- А азартные игры?
- Ну конечно!
- А платить кто будет? – подозрительно осведомился камаэль.
- Ты, конечно!
- О-ох! – застонал камаэль и бессильно обвис на дружеском плече. – О боги! Кажется, рана открылась… Кровь так и течет!
- Вот шантажист хренов… - пробормотал себе под нос Миль. – Ладно, ладно! Я заплачу! Но только до тех пор, пока ты не выздоровеешь!
- Заметано! – жизнерадостно ответил камаэль внезапно окрепшим голосом. – Эй, длинноножка! Ты мой меч не потеряла?
- Нет, - улыбаясь, ответила Hravan, и для пущей убедительности указала на торчащую из-за плеча огромную рукоять.
- Это хорошо, - удовлетворенно хмыкнул камаэль. – Я ж, как-никак, за него половину отцовского наследства отдал…
- Погоди-ка! – удивился эльф. – Ты же говорил, что отец все свои деньги роздал твоим братьям, а ты только и сумел, уходя, прихватить пару столовых ножей из серебра!
- Так оно и было, - согласился камаэль. Он завозился, устраиваясь на жестком плече поудобнее. – Хозяин этого меча как-то подстерег меня в темном переулке и потребовал сто монет за то, что он оставит мне жизнь. Мы сторговались на одном серебряном ноже…
- И ты отдал? – не поверил эльф.
- Ну да! Воткнул прямо ему в глаз… А в качестве компенсации взял этот меч. А что, ты считаешь, что я прогадал? Ну так ничего не поделаешь, бизнесмен из меня аховый…
Деревья впереди расступились, открывая взору широкую долину. Путники находились на самой окраине Леса, на вершине невысокого, пологого холма. Пыльная тропинка услужливо вильнула под ноги.
Эльф насторожился. Им навстречу поднималась небольшая процессия. Впереди шествовал невысокий человек, одетый в крепкую синюю броню. В каждой руке незнакомца сверкало по мечу. За его спиной шагали орк с мечом такого размера, что орудие камаэля показалось эльфу маленькой тростиночкой, и стройная длинноволосая эльфийка с магическим жезлом в руках. Замыкал шествие приземистый коренастый гном с пышной белой бородой и крепкой булавой в коротких ручках.
- Что там еще? – завозился на плече эльфа Stef1k. – Чего стоим?
- Нежелательные гости… - хмуро отозвался Миль.
- И почему я не удивлен?
Мильтроэн настороженно наблюдал за приближающейся компанией. Его рука угрожающе легла на рукоять меча.
Процессия остановилась в пяти шагах от эльфа. Предводитель в синей броне бросил взгляд за спину Миля и расплылся в улыбке.
- Привет, Hravan! – приветливо крикнул он и помахал в воздухе мечом. – Что-то ты рано! Мы тебя ждали не раньше вечера!
- Та-а-ак… - голосом, не предвещающим ничего хорошего, протянул эльф.
На Hravan было жалко смотреть. Взгляд, который она бросила на Мильтроэна, был почти умоляющим.
- Миль, послушай! Я сейчас все-все объясню…
- Где-то я это уже слышал… - недобро усмехнулся эльф.
- О, я помню! – оживился камаэль. – Так лепетал тот наглец, что украл тогда наши деньги. Ну, перед тем, как ты перерезал ему горло его же ножом!
- Не о том речь, - оборвал друга Миль.
Синебронный учтиво поклонился и произнес:
- Нас, кажется, не представили… Меня зовут Светлый Волк. Я конунг небольшого, но довольно крепкого клана «Вольная Стая». А это мои боевые товарищи – орк Хафф, целительница Sule и кузнец Тучегон. Ну и, конечно, Hravan…
Эльф, недоуменно нахмурив брови, уставился на гнома. Тот ответил таким же подозрительным взглядом. Странно, но эльф готов был поклясться, что если мысленно убрать у кузнеца его бороду и омолодить лет эдак на сто, то получится очень и очень знакомое лицо…
Затем Миль перевел взгляд на эльфийку и икнул от неожиданности. Посмотрел на бледную Hravan и икнул снова. Ему показалось, что мозг сейчас вскипит и испарится через уши.
- Миль! – просящим тоном повторила камаэлька. – Послушай же меня!
- Не собираюсь я никого слушать! – сквозь зубы процедил эльф. – Отдай мне меч камаэля и можешь убираться на все четыре стороны!
- И одеяла! Одеяла тоже верни! – добавил Stef1k.
Камаэлька побледнела еще сильнее и, помедлив немного, протянула эльфу меч. А затем, когда Миль ухватился за рукоять, швырнула ему в лицо дорожный мешок.
- Ну и ладно! – крикнула она. – Ну и замечательно! Катись колбаской отсюда! Дурак чертов!
- Обожаю эту девушку, - мечтательно протянул Stef1k. – Ей бы еще только лексикон поразнообразней…
Эльф уже стремительно спускался с холма, оставив за спиной разгневанную камаэльку и недоумевающий клан. Stef1k, устав свободно болтаться из стороны в сторону, уперся в дружескую спину локтем и задумчиво смотрел на удаляющиеся фигуры.
- Знаешь, - неопределенно протянул он. – У меня такое чувство, что мы с этой однокрылой стервой еще встретимся.
- Надеюсь, что нет, - буркнул эльф.
- А я надеюсь, что да, - хмыкнул камаэль. – она ведь так и не заплатила нам за работу. И кстати, в твоем правом кармане на пару монет меньше, чем вчера…
- Хватит рыться в моих карманах без спросу!
- Я только хотел проверить сохранность наших финансов…

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Над Гираном стоял густой туман. Он окутывал Вечный Город, превращая знакомые дома в призрачные корабли, плывущие по бескрайней серой простыне. Прохожие казались причудливыми существами, порожденными чьей-то больной фантазией.
По широкой, мощеной улице, пробирались две фигуры. Одна, высокая и худая, принадлежала эльфу. Вторая, судя по крылу, явно являлась камаэлем.
- Ну так что, - неторопливо говорил Stef1k. Туман эхом разносил его слова. - В которую таверну зайдем? Толстяк, конечно, жмот, но на выпивку нам хватит. Верно я говорю?
Эльф саркастически хмыкнул, но промолчал. Впереди из тумана вынырнула слегка поскрипывающая рассыревшим деревом вывеска «Трактир «У Бородача»». Изнутри доносился монотонный гул, словно там, за дверью, собрался пчелиный улей.
- Гномы! - констатировал камаэль. - Гномов я люблю! Какое пиво варят, поганцы, э-эх! А в кости-то, в кости как играют! Ни разу еще не выиграл у гнома.
- Зачем тогда деньги на ветер пускаешь?
- Не понимаешь ты, Миль, всю прелесть проигрыша в кости, когда с криком «ты жульничал!» устраиваешь такой кавардак, что мама не горюй!
Эльф с сомнением покачал головой, но смолчал. Камаэль распахнул тяжелую дубовую дверь и шагнул внутрь. Его тут же оглушили крики, песни и звон стаканов с пивом, а от смешавшихся запахов браги, жареного мяса и пота закружилась голова. За низкими, длинными столами сидели в основном бородатые гномы. На скрип двери все дружно повернули головы и подозрительно уставились на гостей. Stef1k широко улыбнулся и провозгласил:
- Умный тот, кто золото пропьет! Верно я говорю? Всем выпивки за мой счет!
Помещение взорвалось приветственными криками и здравицами в честь дорогого гостя. Камаэль, явно почувствовавший себя в своей тарелке, небрежно швырнул на стойку перед приземистым хозяином пару золотых монет и, довольно потирая ладони, шагнул к столу, за которым собрались игроки в кости. Stef1kа тут же любезно усадили на почетное место и протянули мешочек с игральными костями.
- Опять вы? - полуутвердительно вздохнул из-за стойки хозяин трактира, знаменитый Бородач. - В прошлый раз мне чуть нос в драке не сломали, - уныло добавил он.
Миль облокотился на стойку и с интересом рассматривал гнома. Имя Бородач хозяину трактира прицепил явно подвыпивший гость, ибо после несчастного случая в шахте единственной растительностью на его лице являлись волоски, нагло торчащие из носа. Сам Бородач не слишком любил распространяться на эту тему, но поговаривали, что до вмешательства магов его лицо представляло из себя сплошное спекшееся месиво из обломков костей и шматьев кожи. Сейчас на эльфа глядела чистенькая, круглая, как блин, и такое же маслянистая физиономия.
- Может, пива пока? - предложил хозяин, поглядывая на стол с игроками. Оттуда доносились сухой перестук костяшек и подбадривающие крики.
- Давай, - согласился эльф, пожав плечами. - Как считаешь, сколько на этот раз столов разнесут?
Хозяин неопределенно причмокнул, прикидывая в голове так и этак.
- Никак не меньше полудюжины, - скорбно вздохнул он.
- Вот тебе сразу за ущерб, - заговорщицки прошептал Мильтроэн, украдкой протягивая Бородачу золотые монеты. - И ты того… Зла не держи только.
Хозяин торопливо сгреб монеты в ладонь, пересчитал. Печально улыбнулся, засовывая деньги во внутренний карман.
- Да брось, Миль, какое зло? Мне только одно неясно - как ты его еще не прибил за все это время?
- Сам удивляюсь, - хмыкнул эльф. - Может я такой добрый. А может и он везучий…
Время шло. Бородач протирал тряпкой глубокие кружки, эльф терпеливо потягивал пиво, следя за камаэлем. Тот увлеченно гонял кости по столу, отчаянно спорил с игроками, кричал, размахивал руками и топорщил крыло. Время шло…
- Вот и туман ушел, - сообщил хозяин, отлучавшийся в подсобку за посудой.
Миль рассеянно кивнул, слушая Бородача вполуха. Игра камаэля приближалась к кульминации, из-за которой, нагло ухмыляясь, выглядывала Большая Трактирная Потасовка.
- Может, тебе лучше спрятаться? - предложил эльф Бородачу.
Гном без лишних слов продемонстрировал гостю крепкую, короткую дубинку.
- Вот. Вчера купил. Как услыхал, что Stef1k в городе, так сразу и приобрел. Я эту штуку назвал Зубосшибателем. Как по-твоему, грозное название?
- В самый раз, - одобрил эльф. - Только смотри, как бы в драке тебе твоим же Зубосшибателем зубы не посшибали.
- Обижаешь! - нахохлился гном. - Я дубиной вертеть умею, уж будь спокоен.
Эльф нахмурился. В привычный трактирный гомон уверенно вплелся новый, странно знакомый звук. Словно где-то далеко-далеко извергал свою ярость древний вулкан. Пол мелко затрясся, почти незаметно. Эльф осторожно поставил пустую кружку на стойку. Та помедлила чуток, а затем робко принялась сдвигаться к краю. Миллиметр за миллиметром.
- Во грохочут, - заметил Бородач. Он тоже обратил внимание на кружку, но списал ее передвижения на игроков в кости.
Эльф с сомнением покачал головой.
- По-моему, это идет не изнутри, а снаружи.
- Может, маги шалят? - неуверенно предположил Бородач.
А затем застоявшийся воздух взрезал яростный рев, словно взвыли разом тысячи боевых труб. Что-то тяжелое мощно врезалось в стену снаружи, тряхнув до основания все здание. Пивная кружка, подгадав момент, перевалила через край стойки и разлетелась вдребезги, усеяв пол под ногами эльфа острыми осколками.
- Что за хрень?! - возопил хозяин, кидаясь в подсобку.
Пахнуло дымом, затем помещение стала заволакивать чадящая гарь. Посетители с гневными криками повалили к выходу. Кто-то схватился за медную ручку на двери и с яростным воплем отдернул руку, махая ею в воздухе.
В заполонивших пространство клубах дыма стало трудно ориентироваться. Эльф по памяти пробрался между столов до друга, ухватил за крыло и молча потащил к стойке.
- Эй-эй-эй, кто это там такой невежливый? Ты что ли, Миль? Пусти, я же не доиграл! - возмущенно завопил камаэль.
- Какая игра? Ты что, ослеп совсем? Не видишь - трактир горит! - раздосадовано ответил эльф, таща за собой упирающегося друга.
- Подумаешь, пожар! - пренебрежительно отмахнулся Stef1k. - Я, помню, с одним играл во время шторма на палубе корабля, и ничего… Даже весело было!
- И кто выиграл? - полюбопытствовал Миль.
- Я! - самодовольно ответил камаэль. А потом добавил - Просто, моего противника за борт смыло…
Задыхаясь и кашляя, эльф чуть было не пропустил неприметную дверь в подсобку. Оттуда вовремя высунулась волосатая рука Бородача и ухватила камаэля за ногу.
- А вот это уже вообще грубость! - взвыл Stef1k. - Надымили тут, поиграть не дали, а теперь еще и за ноги хватают! Бородач, ты ведь дождешься, что я больше не приду в твой трактир!
- Да я на радостях джигу на столе станцую! - откликнулся гном.
Совместными усилиями Миль и Бородач впихнули рассерженного камаэля в относительно незадымленную подсобку. Тот громко ругался и грозился перебить всю посуду в трактире за такое неуважение. Эльф с гномом ринулись к единственному широкому окну.
- Э-эх, прощай, стекло за пять тысяч аден! - мрачно вымолвил Бородач, вытаскивая из-за пояса Зубосшибатель.
Оглушительно дзенькнуло, и в подсобку хлынул горячий сухой воздух. На мостовую с хрустом посыпались сверкающие осколки. Бородач, причитая что-то про «незастрахованное здание», вышиб ощерившиеся острыми стекольными гранями ставни и первый полез наружу. За ним сиганули и эльф с камаэлем.
- Что, Бородач, конкуренты лютуют? - насмешливо спросил камаэль, яростно шоркая вымазанную в саже рубаху.
Длинные языки пламени с радостным гулом устремлялись в окаймленное пузырями облаков небо. Выбравшиеся наружу гуляки сбились в кучу, восторженно глазея на то, как с треском просела деревянная крыша. Из двери выметнулся сноп искр.
- Ты смотри, дорогой мой хозяюшко, - втолковывал гному камаэль. Бородач с отрешенным видом гнома, у которого на глазах золото вдруг превратилось в свинец, наблюдал за крушением своего трактира. - Ежели отомстить захочешь, так ты только свистни! За умеренную плату мы с Милем хоть полгорода подожжем, верно, Миль?
- Да заткнись ты! - беззлобно рявкнул эльф. - Без тебя уже полгорода подожгли!
Город снова накрыла мощная волна злобного рычания. Высоко в небе над городом, застилая широкими крыльями солнце, парил дракон…
- Мать моя камаэлиха! - восхищенно выдохнул Stef1k. - Это не его я мочил на днях?
- Его, родимого, его… - откликнулся эльф.
- А я всегда говорил, что мясо орков жесткое и невкусное. Вот видишь, даже драконы это понимают! - заметил камаэль.
- Какое мясо, какие орки?! - закричал Миль, хватая друга за плечо. - Быстро, ноги в руки и бегом к Лерою за вещами! Валить надо из Гирана, и чем скорее - тем лучше!
Уже на бегу камаэль недоуменно забормотал:
- Да ладно тебе, куда спешишь? Не нагоняй страху раньше времени! Ну прилетел дракон, ну и что? Сожрет Hravan и улетит…
- Кого сожрет!?
- Hravan. Или как ты там ее назвал вчера? «Дура, стерва и предательница!». А потом добавил тихо «Но красивая…». Думал, я не услышу, а?
Эльф остановился.
- При чем тут она вообще?
- Как при чем? Там, в пещере, магический круг на ней метку оставил. Думаешь, дракон вот так сотни лет спал, а потом вдруг к нашему приходу проснулся? А затем, ну совершенно случайно, полетел именно в Гиран… Ага, держи карман шире! А ты чего так нахмурился? Тебе же вроде как нету до нее никакого дела…
- Заткнись! - зло рявкнул эльф.
Мильтроэн припустил вдоль улицы по направлению к площади. Уже на полпути его догнал камаэль.
- Я тут поспрашивал за игрой… - невинно заявил он, кидая на друга хитрые взгляды. - Вольная Стая всегда останавливается в одном и том же постоялом дворе. Это совсем в другой стороне…
Каменную мостовую усеивали выбитые мощным драконьим ревом стеклянные осколки. Дома вдоль улицы полыхали, как гигантские просмоленные факелы, и на головы бегущих друзей сыпались огненные искры. Немногие каменные дома накалились от нестерпимого жара. Гул бушующего пламени прорывали отчаянные крики горожан.
- Хорошо горит! - заметил на бегу камаэль. - Дракону повезло, что после недавнего дождя солнце изжарило всю влагу насухо!
- Дуракам везет, - откликнулся эльф. - Особенно если эти дураки ростом с башню…
Над головами стремительно пронеслась неясная тень. Мильтроэн задрал голову, наблюдая, как несколько черных точек устремились со всех концов города к парящей под жгучим солнцем драконьей туше.
- Драконьи всадники… - прокомментировал он.
- Где? - встрепенулся камаэль. - А, ты про этих? Да они на фоне нашего приятеля не крупнее комаров.
Впереди замаячила желанная дверь в доме толстяка Лероя. Огонь еще не добрался в эту часть города. Эльф успел заметить, как разъяренный дракон заложил в воздухе крутой вираж и, подобрав гигантские кожистые крылья, бросился на неожиданных противников. В следующую секунду дубовая дверь с грохотом провалилась вовнутрь от нехилого камаэльего пинка, и друзья очутились у Лероя.
- Кто? Что? - взвизгнул толстяк, снимавший в это время картины со стен. - Опять ты, Stef1k? Ну сколько тебе можно повторять - на себя дверь открывается, на себя!!!
- Да ладно тебе, - широко улыбаясь, ответил камаэль. - Мы спешим, так что сейчас быстренько заберем свои вещи, ты отдашь оставшуюся часть денег, и мы так же быстро ретируемся!
- Вещи наверху, - пропыхтел Лерой. Стопка картин, которую он, как заправский жонглер, пытался перетащить в подвал, нагло накренилась вправо. - А денег нет…
- Как это нет? - удивился Мильтроэн. - Лерой, давай без глупостей! Сам же видишь, что твориться снаружи.
- Вижу! - согласился толстячок. Он как раз неимоверными усилиями сумел выровнять положение картин и сделал целых два шага в нужном направлении. - Потому денег и нету! Я вам сейчас их отдам, а вы потом заявите, что в глаза никакого золота не видели. Нет уж, только под расписку! А на расписки времени у меня нету…
- Слушай, ты… - начал закипать эльф. Он сделал быстрый шаг в сторону Лероя. - Отдай наши деньги, а не то…
- Тише, Миль! - остановил друга Stef1k. - Ты не так делаешь. Угрозы тут не помогут. Нежнее, Миль, нежнее…
Камаэль шагнул к кряхтящему от усилий Лерою и с самым невинным видом коснулся мизинцем верхней картины. Вся стопка опасно накренилась. Stef1k многозначительно посмотрел на толстячка и, для пущей убедительности, подвигал остальными пальцами.
- Скотина ты, а не камаэль, - сдался Лерой. - Ладно уж, ваши деньги тоже наверху, в верхнем ящике рабочего стола. Ключ от него…
- … у тебя в правом кармане, - радостно закончил за толстячка Stef1k. - Точнее, был там пару секунд назад. Спасибо, Лерой, мы не забудем твоего великодушия!
Он легко взбежал по лестнице на второй этаж, перепрыгивая через ступеньки. Сверху донесся его удаляющийся крик:
- И кстати - у тебя на верхней картине огонь!
Лерой, изменившись в лице, стряхнул картины из рук, словно они превратились в отвратительных склизких мокриц, а сам отпрыгнул в другой конец комнаты. В его пухлых ручках появилась тряпка.
Несколько секунд человек и эльф внимательно рассматривали живописно рассыпавшиеся по полу картины. Затем Миль наклонился и поднял ту, что была сверху. Неизвестный художник навечно вписал в холст уютный костерок посреди лесной поляны.
- «У ночного огня», - прочитал эльф название и расхохотался. Лерой раздосадовано сплюнул.
- И больше чтобы даже не думал переступить порог моего дома! - спустя пару минут кричал он вслед удаляющимся друзьям.
- Конечно! - крикнул в ответ камаэль и помахал на прощание рукой. - Раз ты так просишь, то в следующий раз зайду через окно! Надеюсь, оно у тебя не очень дорогое?
Мильтроэн, уже облаченный в доспех, ругался вполголоса, стараясь на бегу соскрести с блестящего панциря пятна ржавчины. Меч, чтобы не бил по ногам, эльф закинул за спину.
- Слушай, Миль! - встрепенулся Stef1k. - Я вот все спросить хотел. Ты же рыцарь Евы! Вам вроде положено носить при себе щиты…
- Да ну его к лешему, - буркнул Миль. - Тяжелый, неудобный и убегать мешает. И к тому же, когда останавливаюсь на ночь в гостиницах, всегда среди ночи об него спотыкаюсь.
- Ну надо же… - удивился камаэль. - Но согласись, несолидно это - без щита…
- Да знаю я! - отмахнулся эльф. - Между прочим, я не продал бы щит, если бы кое-кто не попытался сварить в нем суп в походных условиях!
- Вкусный же супец вышел!
- Да замолчишь ты когда-нибудь?!
Нужный постоялый двор гордо щерился выбитыми окнами. Огонь еще не добрался до южной части города, но предприимчивые горожане уже утаскивали ценные вещи, причем чаще всего чужие. Когда друзья подошли к гостеприимно распахнутым дверям, оттуда двое крепкоплечих мужичков как раз выкатывали большую бочку с пивом.
- Вот это я понимаю! - обрадовался камаэль. - Вот это по нашему! Эй, люди добрые, вам помочь?
«Люди добрые», узрев перед собой высокого камаэля с огромным окровавленным мечом в руках (”Ржавчина!” - как потом смущенно объяснил Stef1k), благоразумно решили дать деру.
- Странный тут народ, - удивился камаэль, озадаченно почесывая затылок.
- Ты бы лучше меч чистил, пока выздоравливал, а не ухлестывал за той симпатичной лекаршей.
- Меч всегда со мной, а вот симпатичные лекарши - только по праздникам. Хорошо, что у меня такой друг! Моих-то денег хватило бы только на одного здоровенного костоправа-любителя…
Внутри здания царил полнейший разгром. С лестницы неслись возмущенные крики, было слышно, как ворье делит добычу. Эльф неодобрительно покачал головой и подошел к деревянной стойке. За ней невозмутимо восседал сухонький, седенький старичок.
- Здравствуйте, уважаемый, - вежливо поприветствовал старичка Миль.
- Комнаты с одной кроватью по пять аден за ночь, с двумя - по пятнадцать, - прошамкал в ответ старичок, качая головой в такт словам. Затем смерил оценивающим взглядом выцветших от старости глаз путешественников и добавил. - Хотя для клиентов с оружием и в броне чаще всего бесплатно.
- Нет-нет, вы не поняли, - запротестовал Миль, смущенно пытаясь запихать меч пониже, чтобы его рукоять не торчала из-за плеча так вызывающе. - Нам нужен клан «Вольная Стая». Они остановились у вас…
Старичок задумчиво поскреб пальцем по столу, затем приложил ладонь к уху и спросил:
- Ась?
- Я говорю, - наклонившись прямо к уху собеседника, громко повторил эльф. - Нам нужен клан «Вольная Стая»! В каких они комнатах остановились!?
- Ась?! - снова переспросил старичок.
Тихонько выругавшись, эльф набрал полную грудь воздуха и уже хотел заорать, как получил чувствительный тычок от камаэля.
- Ну, Миль, ты меня поражаешь! - недовольно проворчал Stef1k. - Совсем с людьми разговаривать не умеешь.
Он сделал шаг к стойке и лучезарно улыбнулся.
- Ах, какая жалость! Совсем глухота замучила? Ну надо же, а я как раз знаю замечательное народное средство от глухоты - нужно к каждому уху приложить по золотой монете!
В каждой руке камаэля появилось по монете. Мильтроэн снова выругался и дал себе зарок больше не носить деньги на мелкие нужды в карманах.
- Вольная Стая, говоришь? - хихикнул старичок, пряча монеты под стойку. - А их здесь нету. Они к северным воротам отправились - там сейчас городская стража собирает добровольцев для борьбы с драконом.
- Какие отважные люди! - радостно воскликнул камаэль, кидая на друга победные взгляды.
- Дураки, - неодобрительно отозвался старичок.
- Вот и я о том же! - мгновенно перестроился камаэль.
Уже оказавшись на улице, камаэль сочувственно похлопал друга по плечу.
- Миль, это тебе не твой эльфийский лес. Тут люди живут, а ты с ними, как со своими остроухими говорить пытаешься.
- Да, забываю, - примирительно улыбнулся Мильтроэн. - Ну что, к Северным воротам?
Stef1k мечтательно закатил глаза и любовно погладил лезвие своего меча.
- Знаешь, а мне уже начинает нравиться драться с драконами! Глядишь - и в привычку войдет!
- Типун тебе на язык!!!
До Северных ворот оставалась пара кварталов. Мильтроэн несся вперед, напряженный, как пружина, что вот-вот распрямится в молниеносном движении. Stef1k бежал следом, ухитряясь не отставать от друга и при этом упоенно размахивать мечом, изображая в лицах, с каким наслаждением он будет отпиливать драконью голову. Уже перед самым поворотом на последнюю улицу, когда воздух колебался от топота множества ног, криков стражи, гула голосов и яростного свиста стрел, дорогу друзьям внезапно перегородил человек. Он был высок, широк, и с ног до головы закован в прочнейшую броню, словно улитка в раковине. В левой руке огромный щит, больше смахивающий на железную дверь от нехилого сарая, в правой - изящный длинный клинок. И от доспехов незнакомца и от оружия исходило магическое сияние.
Эльф и камаэль в недоумении остановились. Незнакомец сделал шаг вперед.
- Эй, вы… - начал он густым, мощным голосом.
- Не нравится мне это… - шепнул камаэль Мильтроэну.
Незнакомец немного помолчал, разглядывая двоих друзей, а затем громко закончил начатую фразу:
- Го пвп!
- Это он сейчас на каком языке сказал? - удивился Миль. Камаэль лишь пожал плечами.
- Ну чё встали? - загромыхал незнакомец. - Какие лвл?
Эльф с камаэлем опасливо попятились.
- Да его, кажись, контузило - шепнул Миль Stef1kу, а незнакомцу громко ответил. - Лвл - это хорошо! Лвл - это просто прекрасно! Эээ… Может, как-нибудь потом поговорим об этом за кружечкой крепкого пива? Скажем, лет через десять?
- Ты чё, -_-, дурак совсем? - грозно зарычал незнакомец.
- О! - воскликнул Stef1k. - Я, кажется, сообразил, в чем тут дело!
Камаэль подошел к незнакомцу и повертел перед его носом золотую монету. Затем медленно опустил ее на мостовую, под ноги воина, и сочувственно похлопал того по плечу.
- Ты, мужик, того… Бери, тут на опохмел хватит. Я сам, бывает, после попоек лыка не вяжу и на птичьем языке кукарекаю.
Камаэль еще раз понимающе хлопнул незнакомца по плечу, затем кивнул другу. Оба, не обращая внимания на несущиеся им вслед бессмысленные наборы букв, двинулись дальше.
- Какие, все-таки, интересные существа эти люди! - восхищался на ходу Stef1k. - Все время какой-нибудь новый язык выдумывают. Да так, что друг друга понимать перестают.
Длинная улица каменной змеей завернула за угол приземистого здания и уперлась головой в неширокую площадь перед Северными воротами. Воины и маги, лучники и лекари - от обилия разноцветных нарядов зарябило в глазах. Капитан городской стражи громким голосом раздавал отрывистые команды, со стен в небо устремлялись хищные стрелы и пылающие сгустки магии. В безоблачном небе, над головами защитников, дракон мощными взмахами крыльев расшвыривал драконьих всадников.
Мильтроэн внимательным взглядом охватил запруженную народом площадь. Ни синебронного человека, ни знакомой гордокрылой камаэльки не было видно. Эльф бросился к капитану. Камаэль поспешил за ним, оттаптывая ноги тем, кто повыше и спотыкаясь о тех, кто пониже.
Когда до капитана оставались жалкие метры, откуда-то сбоку возник темный эльф в магическом облачении. Он, не издав ни звука, мощным толчком опрокинул Мильтроэна на мостовую. В ту же секунду в то место, где только что находился светлый эльф, клюнула стрела.
- Что за… - заорал Мильтроэн, судорожно отползая назад.
Снова глухо вжикнуло, и еще одна стрела пронеслась мимо, колыхнув волосы. Темный эльф мгновенно развернулся, и с его оружия сорвалась злая, шипящая молния. Разбрызгивая искры, она пронеслась вверх и ударила по черепице ближайшего дома, оставив там оплавленную дыру. Только сейчас Миль заметил укутанную в темный балахон фигуру на крыше.
Убийца, сообразив, что его раскрыли, вскочил и длинными прыжками понесся по крышам вглубь города.
Мильтроэн растерянно огляделся в поисках камаэля, но того и след простыл. На плечо светлого эльфа опустилась тяжелая рука. Недавний спаситель помог подняться на ноги.
- Спасибо, - поблагодарил Миль. - Ты мне жизнь спас.
- Пустое, - отмахнулся темный эльф. - Я бы посоветовал догнать убийцу и узнать, кому так нужна твоя шкура.
- Если я правильно все понял, - ответил, улыбаясь, Мильтроэн. - то мой однокрылый друг сейчас уже выбивает из этого парня признания, деньги и печень. Как тебя зовут? Я должен знать имя своего спасителя.
Темный эльф слегка наклонил голову. В его тонких и благородных чертах лица проступало что-то… восточное. Внимательные зеленые глаза чуть прищурились.
- Лармион… Лармион Лаэстфар, Хранитель клана Асакуры, - представился он.
В конце улицы показалась знакомая фигура камаэля. Он зашагал к эльфу, непринужденно насвистывая веселый мотивчик. За ним волочился по камням недавний убийца, связанный по рукам и ногам - камаэль тащил его за ногу.
Лармион бросил быстрый взгляд на поверженного. Капюшон откинулся, являя на свет еще одного темного эльфа со шрамом через все лицо.
- Это уже становится интересно, - пробормотал Хранитель Асакуры. Он присел перед убийцей на корточки.
- Это еще кто? - полюбопытствовал Stef1k у друга.
- Это Лармион, Хранитель Асакуры, - ответил Миль, потирая ушибленный о камни копчик. - Он мне только что спас жизнь.
- Ух ты! - восхитился камаэль. - Спасибо тебе огромное, Ларми! Когда в следующий раз буду проигрывать в кости деньги этого светлоухого, которого ты спас, обязательно помяну тебя добрым словом! И даже не одним!
- Благодарю, - ответил Хранитель, поднимаясь на ноги. - Впрочем, ты перестарался, камаэль. Этот парень умер…
- Я тут ни при чем! - запротестовал Stef1k, ощутив на себе не предвещающий ничего хорошего взгляд светлого эльфа. - Он сам поскользнулся и упал с крыши.
- Бывает, - невозмутимо согласился Лармион. - Очень неудачное падение. Он умудрился отбить себе печень, почки, сломать пару ребер и целых три раза напороться на свой собственный нож…
- Он сопротивлялся! - воскликнул камаэль, предусмотрительно отступая подальше от Мильтроэна.
- Бывает, - повторил Лармион. - А теперь скажите честно - где вы умудрились перейти дорогу Братству Черной Скалы? На этом убийце их знак…
Эльф и камаэль встревожено переглянулись…
Мильтроэн насторожился, уловив во всеобщем гуле знакомый голос. Лармион еще что-то втолковывал камаэлю, который, чуть ли не впервые в жизни встретив вежливого темного эльфа, стоял с раззявленной челюстью и почтительно внимал словам Хранителя.
На противоположном краю площади на миг мелькнуло фиолетовое крыло. Мильтроэн ощутил, как сердце застучало сильнее, чем обычно, и тут же, не разбирая дороги, вломился в толпу, влекомый камаэлькой, как бык - красной тряпкой.
- Миль! Миль!!! - заорал ему вослед камаэль. - Меня подожди! Я тоже попихаться в тесноте хочу! Эй, мелюзга, расступись!
Светлый эльф пер напролом, не обращая внимания на несущиеся вслед злобную ругань и угрозы. Кто-то пихнул в бок, затем еще пара ударов в спину. На обидчика налетел Stef1k, Миль услышал, как он дубасит кого-то, приговаривая «Тебе что, мерзавец, других остроухих не хватает?».
Дракон пронесся, почти касаясь крылом крыши самых высоких домов. Толпа прянула в разные стороны, какой-то орк налетел на Мильтроэна и оба кубарем покатились по камням, сбивая нерасторопных защитников. Эльф дернулся вправо, тут же подоспевший камаэль вздернул его на ноги.
- В кучу-малу решил поиграть? А еще говорил, что это я несерьезно себя веду! - обиженно заявил Stef1k.
- Я видел Hravan, - откликнулся изрядно помятый Мильтроэн. - Она где-то там, на другой стороне площади.
Дракон, разозленный бесплодными, но жутко надоедливыми попытками защитников прострелить его костяной панцирь, злобно взревел и низвергнул из пасти прямо на площадь гигантский огненный шар. Зашипел сгораемый воздух.
- Ой-ей-ей! - забеспокоился камаэль.
Вместе с подоспевшим Лармионом он ухватил друга за руки и потащил в ближайший переулок. Мильтроэн, увидев, что его уводят совсем в другую сторону, попытался вывернуться из цепких объятий. Камаэль, получив пинка по ноге, взвыл и отпустил друга, а сам ухватился за голень и прыгал на одной ноге. Мильтроэн, ощутив свободу, рванулся было вперед, но освободиться из железной хватки Хранителя было не так-то просто. Лармион, даром что маг, с такой силой швырнул светлого эльфа спиной вперед, в переулок, что тот не успел даже крикнуть «Я сам!», как сбил кого-то с ног.
В следующий миг шар огня с оглушительным треском ударил прямо в центр площади. Земля содрогнулась, а у ближайших домов от нестерпимого жара оплавились стены. Те, кто не успел скрыться, просто испарились при чудовищной температуре.
- Ну надо же, - бодро сказал камаэль, дохромав до лежащего на мягком друга. - Какая сладкая парочка!
Миль, чувствуя, как нестерпимо кружится голова, попытался привстать и получил уже неизвестно какой по счету удар в спину за сегодня. Он недоуменно перевернулся и сообразил, что лежит на до боли знакомой камаэльке.
- Hravan! - радостно воскликнул светлый эльф и тут же схлопотал пощечину. - За что?!
- За все хорошее! - ответила камаэлька и влепила эльфу вторую пощечину.
Мильтроэн перехватил ее руку, уже снова занесенную для удара. Неслышно подошедший Лармион внимательным взглядом охватил представшую перед ним картину.
- Интересно, кому из них нужна помощь? - задумчиво протянул он.
- Не обращай внимания, - ответил камаэль, потирая больную ногу. - Милые бранятся - только тешатся. Лучше скажи, ты лечить часом не умеешь?
- Только от жизни, - с улыбкой отозвался Лармион.
Темный эльф и камаэль, не сговариваясь, уселись под стеной дома. Stef1k бросил оценивающий взгляд на Мильтроэна с Hravan, затем со вздохом полез в карман. На свет появились игральные кости.
- Ты как насчет партии в кости?
- Почему бы и нет, - ответил, пожав плечами, Хранитель Асакуры.
Они успели сыграть три раунда, когда «сладкая парочка» наконец перестала бороться и поднялась на ноги. Мильтроэн, все-таки пропустивший еще несколько пощечин, тяжело дышал и пытался пригладить непослушно торчащие волосы. Камаэлька с независимым видом отряхивала пыльную одежду. На эльфа она старалась не смотреть.
- Вы уже закончили? - полюбопытствовал камаэль, оторвавшись от игры. - Как раз вовремя! Миль, заплати за меня - этому темному, наверное, сама Шиллен кости подает!
- Я же сказал, что платить буду, лишь пока ты не поправишься! - возмутился светлый эльф.
- А я и не поправился, - радостным голосом заявил Stef1k. - Вот, посмотри, какую ты мне боевую рану нанес!
В доказательство своих слов камаэль задрал штанину и продемонстрировал окружающим здоровенный синяк на левой ноге.
- Ладно уж, заплачу, - сдался Миль. - только в следующий раз, когда хромаешь, следи за ногами. Ты то на левую, то на правую припадал.
- Ладно, учту, - не смутился камаэль. - Эй, длинноножка! Скучала по нам, а?
- Прямо жить не могла! - язвительно откликнулась камаэлька.
- Вот видишь, Миль! Я же говорил, что она будет по нам скучать. А ты не верил…
Лармион жестом отказался от протянутого светлым эльфом выигрыша в кости.
- Рад, что вы нашли то, что искали, - вежливо сказал он. - А теперь позвольте откланяться.
- Ага, удачи, - ответил камаэль и пробормотал себе под нос. - Чтоб я еще раз сел с ним в кости играть… Да ни в жизнь!
Хранитель Асакуры коротко поклонился и быстрым шагом направился к выходу из переулка. Когда он был уже почти у цели, из-за угла дома выметнулась фигура в черном плаще. Блеснуло под жарким солнцем изогнутое лезвие кинжала. Друзья успели увидеть лишь смазанное движение - настолько быстро двигался клинок.
Лармион неуловимым движением отступил в сторону и перехватил руку противника на излете. С тем же спокойным выражением лица он со страшной силой дернул ее вбок. Раздался отвратительный хруст, кинжал звонко ударился о камень, а сам убийца, подвывая от нестерпимой боли, упал на колени.
- Кто ты? - бесстрастным голосом спросил Лармион.
Убийца замолчал, прожигая темного эльфа ненавидящим взглядом. Хранитель Асакуры внимательно заглянул ему в глаза, коротко усмехнулся. От пальцев темного эльфа по телу убийцы заструилась темная, колыхающаяся волна. Убийца побледнел, на лице внезапно проступили черные пятна. Он закричал - страшно, предчувствуя смерть, как попавший в лапы к живодерам пес.
- Отвечай, - спокойно приказал Лармион. - Иначе я буду травить тебя магическим ядом до тех пор, пока ты не превратишься в изъеденную язвами падаль.
- Пошел… ты… - прохрипел убийца. Он затрясся, изо рта пошла пена вперемешку с кровью.
Лармион брезгливо отпустил противника и отстранился. Убийца рухнул на камни, как мешок с картошкой и забился в предсмертных судорогах.
- Зачем ты его так? - тихо спросил темного эльфа Мильтроэн.
- Это не я, - спокойным голосом ответил Хранитель Асакуры. - Он сам. Во рту капсула с ядом.
Наконец убийца затих. Лармион осторожно поддел тело носком сапога и перевернул на спину. Hravan вскрикнула и отвернулась. Миль судорожно закашлялся, а камаэль огорченно сплюнул.
- Ну блин, после такого зрелища даже пиво пить расхотелось…
- Опять Братство, - задумчиво произнес Хранитель Асакуры. - Это становится не только интересным, но и опасным. Идите со мной.
- Куда? - удивился светлый эльф.
- В нашу обитель. Я устрою вам встречу с Сарториусом, Теоадалом Братства. Мне нет дела до вас, но этот убийца напал на меня. Нужно во всем разобраться.
- Да что тут происходит, в конце концов? - взорвалась ничего не понимающая камаэлька.
- Идем, Hravan, - мягко сказал светлый эльф, беря ее за руку. - Мы тебе все-все расскажем по дороге…
- Конечно расскажем! - радостно подтвердил Stef1k. - Мы, конечно, сами не бум-бум в том, что тут творится, но рассказать запросто сумеем!
Трое друзей устремились за сосредоточенно идущим впереди Хранителем Асакуры…
Обитель Асакуры состояла лишь из одной комнаты, но зато широкой и просторной. Сквозь запыленные окна слабо пробивались осторожные солнечные лучики, выхватывая из дремлющей полутьмы широкий дубовый стол с чернильницей и чистыми листами бумаги. По бокам три пары стульев с резными спинками. Stef1k радостно хлопнул ладонью по лакированной поверхности сиденья и тут же в испуге отскочил, расчихавшись от поднявшегося пылевого облака.
- Вы тут… Ааапч-хех!!!… Совсем не убираетесь? - прогундосил он, разгоняя пляшущие в солнечных бликах золотистые пылинки руками и крылом.
- Мы здесь бываем редко, - холодновато ответил Хранитель Асакуры. Он небрежным движением руки сплел в воздухе нити заклинания. Волна сухого жара прошлась по помещению, выжигая пыль и плесень. - Это приемная для особо срочных случаев, - пояснил Лармион, усаживаясь во главе стола.
- Смотри, Stef1k, - прошептал светлый эльф, пихая друга локтем в бок. - Может тебе тоже в маги податься? Хоть убраться за собой сумеешь.
Камаэль удивленно взглянул на друга и терпеливо объяснил:
- Миль, для уборки комнаты существуют хорошенькие горничные, с которыми всегда можно поболтать, а то и… Ладно, тут дама, так что я промолчу…
- Парадокс природы, - вздохнул Мильтроэн. - За обслуживание плачу я, а с горничными флиртуешь ты!
- Какими еще горничными? - встрепенулась Hravan. Ее глаза подозрительно сузились. - Я так и знала, что вы подлые развратники!
- Ничего подобного! - запротестовал камаэль. - Это горничные эти самые… развратки, во! Я вообще был такой скромный мальчик, пока с ними не столкнулся. Правда-правда!
Мильтроэн саркастически хмыкнул, но промолчал.
Лармион, казалось, совсем забыл о гостях. Он сидел за столом, погруженный в размышления, и лишь тихое постукивание пальцев по столешнице выдавало некоторое напряжение Хранителя. День клонился к закату, и тени сгущались в углах. Мильтроэн тихонько рассказывал камаэльке о произошедших событиях. Та удивленно качала головой, не отрывая от эльфа внимательного взгляда синих глаз. Stef1k заявил, что будет чистить оружие, но в результате лишь размазал грязь и ржавчину по всему клинку. Грохот и крики с улицы постепенно умолкали - то ли дракона все же сумели отогнать, то ли, что вероятнее, он просто устал и отправился на ночлег в горы, дабы на следующий день продолжить атаку.
Когда кроваво-красные лучи солнца сменились на мягкую, серебристую синь полной луны, дверь тихо растворилась, и в обитель вошел Сарториус, темный эльф, Теоадал Братства Черной Скалы.
Мильтроэн ожидал увидеть фигуру, закутанную в темный плащ, с кинжалами в руках и арбалетом под полами одежды. Либо, на крайний случай, высокомерного и богато наряженного дворянина, гордящегося высоким титулом и зловещей репутацией Братства. Вместо этого ему навстречу шагнул темный эльф, одетый в простую, добротную одежду. Руки его были абсолютно пусты, а во взгляде ни безумия, ни злобы. Холодные и расчетливые глаза того, кто уверен в своих силах и прекрасно знает себе цену.
- Приветствую тебя, Хранитель Асакуры, Лармион Лаэстфар, - уверенно произнес Сарториус. Его слова эхом пронеслись по комнате, отражаясь от стен. - Вижу, у тебя гости. Позвольте представиться. Я Сарториус, Смотрящий во Тьму, Теоадал Братства Черной Скалы.
Мильтроэн вежливо наклонил голову в знак приветствия. Локоть левой руки светлого эльфа покоился на столешнице, а ладонь свисала под стол. Там ее приятно холодила рукоять меча. Лармион едва заметно поморщился и предостерегающе качнул головой.
- Привет, темный! - громко ответил камаэль и с присущим только ему врожденным чувством такта спросил. - Ну и зачем ты нас убить хочешь?
Hravan обреченно вздохнула и незаметно покрутила пальцем у виска.
- Не, ну пусть он ответит сперва! - уверенно заявил камаэль.
Сарториус спокойно опустился на стул напротив Лармиона, совсем рядом от Мильтроэна. Теоадал недовольно покосился на светлого эльфа и тихо спросил:
- Рука не затекла? Я знаю много боевых и не очень положений меча, но такое встречаю впервые…
Мильтроэн смущенно вытащил меч из-под стола и прислонил к ножке своего стула. Камаэлька, сидящая рядом, сердито сверкнула глазами. Сарториус едва заметно улыбнулся и вопросительно посмотрел на Хранителя Асакуры.
- Я так понимаю, что произошло нечто неординарное, раз вы, уважаемый Лармион, так настойчиво добивались нашей встречи? Я полагал, она будет один на один.
- Они имеют право здесь находиться, - спокойно ответил Хранитель Асакуры. - Сарториус, что за игру вы затеяли?
- Что, простите? - непонимающе нахмурился Теоадал.
- Да твои убийцы за нами по всему городу целый день гоняются! - громыхнул из своего угла камаэль. - Убить нас хотят!
- Если мы хотим кого-то убить, - ледяным тоном произнес Сарториус, не поворачивая головы. - То мы убиваем. Быстро, точно и без ошибок. Ваши обвинения гроша ломаного не стоят…
- Все не так просто, Сарториус, - вмешался в разговор Лармион. - Я свидетель двух нападений. Один из убийц, кстати, напал на меня. У обоих на предплечье выжжен знак Братства.
- За кого вы нас принимаете? - сухо ответил Теоадал. - За банду наемных убийц? За фанатиков-культистов? Мы не носим тайных знаков и не выполняем чью-то грязную работу. Мы поклоняемся первородной Тьме, но это вовсе не означает, что мы носимся по миру Аден, злобно хохоча и набрасываясь на все, что движется.
- В любом случае, это касается и вашего Братства, - ответил Лармион. Он откинулся на спинку стула и внимательно рассматривал сидящего напротив Теоадала. - Кто-то усиленно пытается убить моих гостей и свалить всю вину на вас. В принципе, достаточно логичный ход - вокруг Братства витает столько домыслов и слухов, что мало кто засомневается в вашей причастности к нападениям.
Сарториус внимательно оглядел троих друзей.
- Что ж, в таком случае этот вопрос действительно затрагивает наши интересы. Надеюсь, моего слова будет достаточно для подтверждения непричастности к нападениям моих людей?
- Ага, щас, - буркнул себе под нос камаэль.
- Разумеется, - заглушая его слова, ответил Лармион. - У вас есть предположения, кто это может быть?
- Есть один человек… - медленно произнес Сарториус, потирая подбородок. - Когда-то он пришел в наше Братство и уверял, что Тьма для него превыше всего. Но в результате оказалось, что им движет лишь банальная жажда наживы. Резать и грабить, прикрываясь желаниями Тьмы - вот его любимые занятия. Конечно, мы не могли долго терпеть в своих рядах такого беспринципного ублюдка. Мы изгнали его, но продолжали тайно наблюдать. Сейчас он сколотил большую шайку всякого сброда и грабит путников на узких дорогах Долины Смерти, а от карательных отрядов прячется в горных пещерах.
- Зачем ему пытаться нас убить? - удивился Мильтроэн.
- Понятия не имею, - ответил Сарториус, пожав плечами. - Я знаю лишь одно - он и раньше проворачивал грязные делишки, прикрываясь нашим Братством… Так почему бы ему не продолжить этим заниматься?
- Вы можете показать на карте, в каком районе искать логово этого человека? - уточнил Мильтроэн.
- Разумеется, - ответил Теоадал, кивнув головой. - И вот еще что… Его зовут Брагет. Вы легко узнаете его в любой толпе - по отсутствию левого глаза.
- Благодарю, Сарториус! - сказал Лармион. - Ваша помощь поистине неоценима.
- Если он и вправду очерняет наше имя, - ответил Сарториус, поднимаясь на ноги. - То сама Тьма желает его смерти.
Теоадал прошел к выходу. Уже на пороге он обернулся, весь залитый лунным сиянием и оттого пугающе похожий на неуловимого призрака.
- Темной ночи, - сказал он и растворился среди темных переулков Гирана.
Мильтроэн тяжело поднялся, подхватил меч. Рядом тут же оказалась камаэлька, ободряюще положила руку ему на плечо. Stef1k почесал затылок и неуверенно произнес:
- Я из всего этого понял только одно… Мы сейчас берем большую-пребольшую охапку всяких колюще-режущих игрушек и идем в горы причинять справедливость и бить по головам. Верно?
- Верно, - тяжело вздохнул светлый эльф. - Спасибо большое за помощь, Лармион Лаэстфар. Нам пора…
- Секунду, - остановил его Хранитель Асакуры, поднимаясь из-за стола. - Должен напомнить, что Воины Тени Асакуры - прежде всего наемники. За определенную плату мы можем помочь. А если учесть, что этот мерзавец покушался и на мою жизнь, то ради такого случая я снижу обычную плату в три раза…
- Здорово! - восхитился камаэль. - А красивеньких камаэлек у вас в боевом отряде случаем не найдется? Ну, или хотя бы светлых эльфиечек? Страсть как люблю светленьких! Вот только темных не надо - они меня каждый раз норовят без последних штанов оставить!
Лармион усмехнулся:
- Думаю, ты не разочаруешься…
«- В Ночь Совмещения
заставлю тьму на землю лечь!
- Но есть спасенье,
это Магия и Меч!»
(с) Эпидемия, «Магия и Меч»

Облитые лунным светом, как маслом, снежные пики горных вершин загадочно сверкали в ночной темноте. В горах было тихо, и лишь изредка шаловливый порыв ветра шуршал листвой густо обвивших небольшой распадок кустарников. Отсюда было превосходно видно темный провал пещеры. Изнутри доносился неясный шум, и редкие сполохи оранжевого света выхватывали две сонные фигуры стражей.
Камаэль, ломая кусты и распугивая сонных птиц, подполз к Мильтроэну.
- Миль! А, Миль! Чего мы ждем-то? - жарко зашептал он, тряся друга за плечо.
- Тише ты, - зашипел светлый эльф. - Сейчас Лармион с Zanrilом обсудят все детали и начнем.
- Они так до утра обсуждать будут… Тоже мне, стратеги нашлись, - обиженно пробурчал Stef1k и пополз обратно.
Мильтроэн обернулся. Чуть позади двое - светлый и темный эльфы, - напряженно вычерчивали лишь им понятные схемы на мягкой глине. Лармион что-то втолковывал собеседнику, тот с сомнением качал головой, тыкал пальцем в тонкие линии. В сторонке Hravan шушукалась со светлой эльфийкой, назвавшейся Рауной Каэдэ. Камаэль с самым невинным видом нарезал вокруг светлоухой круги и кидал на нее многозначительные взгляды. Впрочем, подходить он опасался.
- Миль! - позвал он друга, в очередной раз оказавшись рядом. - Долго мы еще?
- Понятия не имею, - откликнулся эльф, пожав плечами.
- Ну ладно, - вздохнул Stef1k. - Тогда я пошел к дамам… Челюсть придержи.
- Чего? - удивился эльф.
- Челюсть, говорю, придержи. Да не свою! Мою! И где, интересно, Ларми нашел такую красотку?
- Иди уже давай, - усмехнулся Мильтроэн.
Светлый эльф поудобнее устроился на наблюдательном посту. Время шло, и мир, казалось, застыл в вязкой тягучести ночи. Едва слышно похрапывали стражи пещеры, да со спины доносились приглушенные споры двух эльфов…
Вернулся Stef1k, присел рядом, весь нахохлившийся и обиженный. Мильтроэн вопросительно посмотрел на друга, тот мотнул головой.
- Даже не спрашивай, - предупредил он эльфа.
Мильтроэн обернулся и посмотрел на загадочно улыбающуюся Рауну. Сидящая рядом камаэлька заговорщицки ему подмигнула.
- Не переживай, - улыбаясь, сказал он другу. - Ты ей понравился.
- Точно? - недоверчиво спросил Stef1k. Его крыло радостно затрепетало.
- Точнее не бывает, - успокоил Мильтроэн.
- Ну еще бы! Это же я! - самодовольно заявил камаэль и полюбовался своим отражением в широком лезвии меча. - Ну ладно, я отойду на минутку… Чур, Рауну не занимать!
Эльф улыбнулся. Затрещали кусты, и он снова остался в одиночестве…
- Миль! - позвал светлого эльфа Лармион. - Подойди, будь любезен…
Склонившись голова к голове, трое эльфов вносили последние поправки к плану, когда ночную тишину всколыхнул пронзительный крик. Затрещали кусты и навстречу шагнул растерянный камаэль. За собой он тащил изувеченное тело одного из стражей пещеры.
- Вот… - немного смущенно сказал Stef1k. - Гады, даже в кусты спокойно сходить нельзя!
Мильтроэн застонал и схватился за голову.
- А я что? А я ничего! - оправдывался камаэль. - Он сам на меня полез! Меня вообще в такие моменты пугать нельзя, а то еще и не так прибью…
Из пещеры донеслись возбужденные голоса, послышался топот множества ног. Заметались потревоженные неверным светом факелов тени.
- Ты их спугнул… - спокойно заметил Лармион.
- Дык это… - ответил Stef1k, разводя руками. - Сейчас все исправим!
Камаэль с громким треском исчез в кустах. Мильтроэн, подхватив меч, бросился следом.
Несколько разбойников, что испуганно выглядывали из темного зева пещеры, не успели даже пискнуть, когда на них с диким воплем «Сюрприииииз!!!» налетел яростно размахивающий мечом камаэль. Защитников смело, как сметает ураганом сухие листья. Изнутри послышались дикие вопли, лязг железа и хруст костей.
- Где он? - крикнул выметнувшийся ко входу в пещеру Лармион.
- Уже внутри, - ответил Мильтроэн, крепче сжимая рукоять меча.
Пятеро переглянулись и, не сговариваясь, нырнули под высокие своды подгорного туннеля.
- Вот тебе и скрытная операция, - пробормотал себе под нос светлый эльф.
Через три шага натолкнулись на первый труп. Еще в паре метров впереди на дороге валялся второй, почти перерубленный пополам страшным ударом камаэльего меча. Проход вильнул, и взору открылась широкая, просторная пещера с высокими сводами. Ее стены, казалось, излучали мягкий янтарный свет. В центре камаэль рубился сразу с тремя противниками, а из нескольких боковых проходов, как горох, посыпались разбойники.
Мильтроэн, не раздумывая, метнулся вперед и сшибся с ближайшим оборванцем. Оглушительно лязгнуло, и меч противника улетел в сторону. Светлый эльф торопливо рубанул наискось, оттолкнул брызжущее кровью тело и вломился в самую гущу врагов.
Что-то кричал Лармион. Его яростные, злые молнии прорезали застоявшийся воздух, оставляя в противниках страшные оплавленные дыры. Рядом Zanril метал во врагов ледяные стрелы. Пещеру наполнил грохот и треск разбивающихся в щебень камней.
Противников было много, просто невероятно много. Мильтроэн с трудом пробивался к камаэлю. Кто-то достал его кинжалом в плечо, еще один рассек щеку. Эльф, поглощенный суматохой боя, размахивал мечом, даже не обращая внимания на пропитывающую одежду кровь.
В гуще противников поднялись двое с арбалетами. Миль напряженно отбивал клинком сыпавшиеся со всех сторон удары. Вжикнуло, и стрелы раздробились о магический барьер, исполосовав щепками лицо ближайшего разбойника.
- Спасибо, Рауна! - задыхаясь, крикнул светлый эльф.
Сбоку мелькнуло фиолетовое крыло. Hravan отразила нацеленный в эльфа удар, сама в ответ проткнула нападавшего рапирой.
- Я тебя одного не отпущу никуда! - звонко крикнула она, вставая с Мильтроэном плечом к плечу.
- Я знаю, - откликнулся эльф.
Впереди яростно ревел камаэль. На него, как свора облезлых псов на медведя, наседала целая толпа, но Stef1k широкими взмахами гигантского клинка держал оборванцев на расстоянии. За его спиной каменный пол бурлил от потоков крови.
В рядах противника произошло замешательство. Они отступили к дальней стене, в руках передних появились широкие щиты. Клокочущий водяной шар, пущенный Zanrilом, ударил о неожиданную преграду и расплескался шипящими брызгами.
Камаэль угрюмо замер в центре, опустив залитый кровью по рукоять меч. Мильтроэн устало оперся на клинок.
- Что они собираются делать? - тяжело дыша, спросил он. В груди словно порвались кузнечные мехи, каждое слово выходило с хрипом.
- Перегруппировываются, - мрачно ответил Лармион. - Сейчас пойдут спереди и одновременно ударят с боковых проходов.
- Есть шансы? - осведомился камаэль.
- Ни единого, - усмехнувшись, ответил Хранитель Асакуры.
- Как обычно, - хохотнул Stef1k. - Я не рассказывал, как один на один сражался с драконом? Там тоже не было ни единого шанса…
Щиты впереди дрогнули и разошлись.
- Спина к спине! - яростно закричал Лармион.
В тот же миг разбойники с дикими воплями бросились в атаку. Из боковых проходов, грохоча коваными сапогами, выметнулись еще враги.
- Да сколько же их? - простонал камаэль. - У меня меч скоро затупится об их мерзкие головешки!
Смертоносными взмахами клинков трое друзей остановили вражескую лавину. Закипел яростный бой, ввинчиваясь в уши невыносимым звоном оружия и треском пламени. Лармион и Zanril, уже не боясь попасть по своим, швыряли в толпу магические сгустки. Темная магия Хранителя Асакуры разъедала врагов на месте, а ледяное волшебство светлого эльфа превращало противников в безмолвные ледяные статую, которые рассыпались от ударов на тысячи блещущих искрами осколков. Рауна, укрывшись за спинами друзей, безостановочно лечила и накладывала защитные заклинания. Воздух уже трещал от избытка магии.
- Нас… сомнут..! - яростно выдохнул Мильтроэн. Его меч двигался быстрее ветра, отражая удары, рассекая доспехи и разрубая тела.
Клинок камаэля мерцал, оставляя за собой огненную полосу. Души убитых врагов впитывались жадной сталью, наполняя оружие и его владельца новыми силами. Hravan быстрыми и точными ударами рапиры расправлялась с противниками.
Но врагов было слишком много. Мильтроэн припал на одно колено и, сцепив зубы, яростно отражал сыпавшиеся градом удары. Камаэльку теснили к стене, она шипела, как разъяренная кошка, но все же шаг за шагом отдалялась от друзей.
Лармион метнул последнюю молнию и мощным взмахом магического посоха размозжил голову оказавшемуся поблизости разбойнику. Еще один коротко и сильно ударил сверху. Стальное лезвие лязгнуло о магическую древесину, и темный эльф сцепился с врагами в ближнем бою.
Zanril из последних сил окружал себя магическим вихрем. За его спиной Рауна уже не успевала лечить соратников. Наконец от сильного удара светлый эльф пошатнулся и рухнул лицом вниз, подмяв под себя врага. На него накинулись целой толпой…
Сквозь заливавшую глаза кровь, Мильтроэн кое-как успевал замечать движения разбойников. Впереди маячила широкая спина камаэля. Впавший в ярость Stef1k, казалось, не замечал, что с ног до головы покрыт своей кровью. Он косил и косил врагов, разрубая тела и отсекая конечности. Под его ногами хлюпала кровь.
Двое прокрались к нему сзади. Мильтроэн в последнем усилии метнул непослушное тело вперед. Ноги предательски заскользили, и он упал, в бессильной ярости видя, как враги уже замахнулись для удара…
Над головой вжикнуло, растрепав волосы. Двоих разбойников отшвырнуло на камни. У каждого в затылке торчала арбалетная стрела
Мильтоэн обернулся. Еще одного оборванца, занесшего меч для удара, смело в сторону, и в наполненный запахом смерти зал шагнул Сарториус с арбалетом в руках. За его спиной торопливо перезаряжались еще четверо Последователей Тьмы.
- Мы вовремя, - заметил Теоадал Братства. - Тьма требует смерти Брагета и всех его подручных…
Следующим залпом расшвыряло нападавших на Zanrilа. Светлый эльф тяжело приподнялся на локте. Рауна склонилась над ним и прерывающимся голосом шептала лечащие заклинания.
Еще залп, и Сарториус, отшвырнув арбалет, быстрым движением оказался возле Лармиона. Вдвоем они отбросили нападавших, и Хранитель Асакуры снова начал сплетать в воздухе трепещущие нити атакующих заклинаний.
Четверо арбалетчиков Сарториуса точными выстрелами расчищали путь перед камаэлем. Мильтроэн, сообразив, что к чему, бросился к камаэльке и, двумя ударами расправившись с ближайшими врагами, схватил ее за руку.
- Бежим! - воскликнул он, устремляясь к Stef1kу.
- Быстрее! - крикнул им вслед Хранитель Асакуры. - Прорывайтесь к Брагету!
- Мы их задержим! - подтвердил Сарториус, повергая наземь еще одного противника.
Последним, что увидел Мильтроэн перед тем, как вбежать в центральный проход, были пришедшие на помощь Братья Черной Скалы, побросавшие арбалеты и бросившиеся врукопашную. Zanril из-под их прикрытия создал водяную завесу, надежно закупорившую проход, в котором скрылись трое друзей. Еще одно заклинание, и жидкость застыла прочным ледяным панцирем, перекрыв дорогу разбойникам.
- Держитесь… - шепнул Мильтроэн.
Трое друзей, не чувствуя усталости, бежали по прямому, как стрела, тоннелю вперед, туда, где их поджидал последний бой…
Звуки тише…
Небо ближе…
Время вечного сна…
Нету боли…
Эта доля
Только сильным дана!
(с) Эпидемия, «Сказание на все времена»

Неширокая комната, выдолбленная трудолюбивыми строителями прямо в цельном куске скалы, открылась внезапно. Трое друзей вихрем ворвались в круг очерченного факелами света и замерли, держа оружие наизготовку.
У противоположной стены в глубоком мягком кресле развалился высокий, поджарый мужчина. Единственный глаз рассматривал приключенцев с нескрываемым интересом.
- Чем обязан? - поинтересовался он.
- Я тебе сейчас счет выставлю! - прорычал камаэль, делая шаг вперед. Его огромный меч затрепетал, предвкушая вкус крови.
Брагет торопливо выкрикнул несколько слов на незнакомом языке. Stef1k, уже собравшийся броситься на врага и одним движением развалить его надвое, ударился о невидимую преграду и отступил. Не веря себе, он взмахнул мечом и вскрикнул от резкой боли в руках, когда лезвие звякнуло и отскочило от препятствия.
- Что, опять? - возмутился камаэль. - Ми-и-иль! Твой выход!
Человек в кресле успокаивающе взмахнул рукой, привлекая внимание друзей.
- Я бы не советовал. Можете, конечно, попытаться снять барьер, но все, чего вы добьетесь - это умрете уставшими…
Мильтроэн внезапно обратил внимание на полупрозрачные трепещущие нити, увившие пространство внутри барьера. Они все, пульсируя и извиваясь, словно клубок змей, сходились в одну точку. В кольцо на пальце камаэля…
- Stef1k… - тихонько позвал он друга.
Брагет расхохотался.
- Увидел таки? О, с этим кольцом связана поистине удивительная история…
Камаэлька подскочила к Stef1kу и ухватила того за плечи.
- Что это? Это то кольцо, которое ты пытался отдать мне? Тогда, когда мы убегали от дракона? Да? Говори! Да не молчи же!
Камаэль недоуменно покрутил головой и попытался стянуть с пальца серебристую полоску металла. Кольцо впилось в кожу, как пиявка, и даже не сдвинулось.
- Говорил же я тебе - не подбирай всякую дрянь в странных местах! - заорал Мильтроэн.
- Откуда мне было знать? - оправдывался камаэль. - Оно у дракона из пасти вывалилось, когда тот мною перекусить собрался!
Брагет прикрыл глаза и начал монотонно, чуточку нараспев говорить. Его слова зловеще витали в сгустившемся воздухе:
- «Давным-давно один темный эльф влюбился в дочку старейшины светлых эльфов. Он покорно просил ее руки, но отец не пожелал отдавать дочь за последователя Шиллен. Темного эльфа с позором прогнали и долго смеялись вослед. Он поклялся отомстить. Высоко в Северных Горах нашел он поселение гномов. Трудно было убедить лучшего из кузнецов, но упорства темному эльфу было не занимать. Три дня и три ночи трудился кузнец над серебряным кольцом, и все это время эльф шептал над пышущим жаром горном темные слова зловещего заклятия…
Спустя несколько недель светлые эльфы пировали на свадьбе. Старейшина выдал свою дочь за смелого и отважного рыцаря Евы, умного и благородного светлого эльфа. Много было подарков, но лучшим среди всех оказалось красивое серебряное кольцо работы истинного мастера. На оборотной стороне было выгравировано «Лучшему отцу лучшей невесты».
Лишь только кольцо оказалось на пальце эльфа, как среди гостей поднялась зловещая фигура. Откинув капюшон, темный эльф нараспев произнес слова заклятия, и магический барьер отрезал отца, невесту и жениха от остального мира. Пока гости соображали, что к чему, эльф прочитал оставшуюся часть заклинания. Древние чары высосали до дна все силы, умения и знания пленников барьера и передали их темному эльфу. С новой, возросшей мощью, он обратил веселый пир в кровавое побоище и скрылся среди необъятных эльфийских лесов.
Пресытившись местью, темный эльф спрятал кольцо в пасти обращенного в камень дракона в одной из забытых пещер, а сам прыгнул со скалы в глубочайшую пропасть…»
В пещере повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь редким звоном падающих с потолка капель. Брагет, прищурив единственный глаз, разглядывал пленников магического барьера. Камаэль, бросив попытки снять кольцо, тяжело дышал, оперевшись на меч.
- Глупости, - сказал Мильтроэн. - Детские сказки. Думаешь, мы на это купимся?
Брагет пожал плечами.
- Честно говоря, мне все равно. Просто захотелось рассказать вам эту историю. Удивительные сюрпризы иногда преподносят бродяги Аден. Вы же были простым мясом, жертвами для оживления дракона. Вы и это глупое племя орков. Мне нужно было лишь дождаться, когда дракон нажрется досыта, а затем спокойно подойти и прочесть заклинание. Я обладал бы мощью древнего чудовища! А вы все испортили!
- Ну извини, - усмехнулся камаэль. - Ты бы предупредил заранее… Так, мол, и так, не забудьте с собой горчички и соус прихватить. Да, и брыкайтесь поменьше, а то у дракона несварение случиться может…
- Ты все шутишь, камаэль? - удивился Брагет. - Поразительно… Ну ладно, это даже хорошо. Сейчас все ваши силы перейдут ко мне. Не дракон, конечно, но на безрыбье и рак рыба.
Одноглазый встал с кресла и, подхватив прислоненный к подлокотнику узкий меч, сделал шаг к барьеру. Мильтроэн с бессильной яростью наблюдал, как Брагет нараспев читает слова древнего заклинания…
Барьер исчез. Невидимая рука с силой швырнула эльфа на холодный камень пещеры. Меч выпал из ослабевших пальцев, а верный доспех пригибал вниз так, словно весил гору. Рядом что-то кричала Hravan, с другой стороны отчаянно матерился камаэль. А потом все закончилось, и тишину пещеры прорезал зловещий смех.
- Теперь ты мне веришь, эльф? Все твои силы, все твои навыки… Все то, что, начиная с юности, ты так усердно учил - все это теперь во мне!
- Брешешь, сволочь! - прохрипел Stef1k, тяжело поднимаясь на ноги. - Я тебя сейчас… по уши в камень… заколочу…
Брагет лишь еще громче рассмеялся. Мильтроэн торопливо сдирал тяжелые доспехи, рядом подползла Hravan, помогала.
- Stef1k, стой! - крикнул эльф, пытаясь выдернуть непослушное тело из стальной скорлупы. - Стой, говорю!
Камаэль шатался, но упрямо шагал к Брагету.
- Я… тебя… сейчас… - хрипел он, протягивая вперед руки.
Брагет наклонил голову на плечо, с интересом рассматривая неугомонного камаэля. Когда тот приблизился на расстояние удара, одноглазый взмахнул мечом и ударил…
- Stef1k!!! - отчаянно заорал Мильтроэн.
Камаэль замер, его руки бессильно повисли вдоль тела. Из спины, пронзив крыло, хищно высовывалось окровавленное лезвие Брагетовского меча.
-Дурак, - беззлобно бросил одноглазый.
- Это… ты… дурак… - пробулькал камаэль. Изо рта текла густая, почти черная кровь.
Мильтроэн, освободившись от ноши, торопливо приподнялся на ноги, тут же рухнул обратно. Попробовал еще раз, но снова разбил лицо о твердый камень. Пополз вперед, извиваясь, как змея.
- Дурак, - повторил Брагет почти с жалостью. - Все что ты знал и умел с самого юношества, теперь мое.
Камаэль слабо улыбнулся быстро белеющими губами. Слова вырвались с хрипом и клокотанием.
- Знал… бы ты… сколько я… в детстве… картошки начистил…
В руке Stef1ka, до того бессильно болтающейся, сверкнуло лезвие ножа. Брагет в страхе отпрянул, отпустив рукоять завязшего в камаэле меча, и в тот же миг короткое лезвие пропороло ему горло.
Stef1k, все с той же намертво приклеенной улыбкой, рухнул на колени и завалился набок. Его кровь текла по лезвию проткнувшего насквозь меча и густыми тяжелыми каплями разбивалась о камни.
Мильтроэн с трудом поднялся и шагнул к другу. За ногу кто-то ухватил. Эльф посмотрел вниз и столкнулся взглядом с белым от боли и страха единственным глазом Брагета. Одноглазый разбойник судорожно зажимал горло, кровь пробивалась сквозь пальцы толчками.
- Помоги… - прохрипел он. - Ты же светлый! Ты же добрый! Помоги…
- Да будет так… - прошептал эльф.
Мильтроэн наступил ногой на горло бандита и нажал, бесстрастно слыша, как хрустнул сломанный кадык. Брагет импульсивно дернулся и застыл…
Доковыляв, Миль склонился над другом. Под камаэлем набежала уже целая лужа крови. В одной руке он сжимал нож, другая застыла, обхватив рукоять меча.
- Stef1k… - сквозь слезы позвал эльф друга.
Ресницы камаэля затрепетали. Он слабо улыбнулся.
- А… Это ты… Неужели все…? Открою глаза… и не увижу… кх-кх… твоей наглой рожи..?
- Stef1k! Почему ты сразу не ударил ножом? Почему?!
Камаэль тяжело сглотнул. Кровь из страшной раны уже не бежала потоком.
- А это… не мой… нож… Это… Брагета… Говорю же… дурак… Нож в… в… в кармане держал…
Эльф, плача, обнял друга и прижал его голову к груди. Сзади Hravan уткнулась лицом в его плечо и беззвучно рыдала.
Камаэль вздрогнул. Заволакиваемые пеленой смерти глаза блеснули.
- Когда… будешь… меня сжигать… брось… кости… Хочу… сыграть… со Смертью…
Послышались крики, топот множества ног. В зал ворвались Асакура и Братство Черной Скалы. Ворвались и остановились в нерешительности.
- Не скучай… - прошептал камаэль.
А затем его взгляд остановился. Рука соскользнула с плеча эльфа и безжизненно упала на пропитанный кровью камень.
Самый жизнерадостный камаэль мира Аден умер…
Лармион и Сарториус сами вынесли тело камаэля из пещер. Поддерживаемые под руки, Мильтроэн и Hravan шли сзади, ничего не видя и не слыша. На поверхности начинался новый день, и краешек солнца недоверчиво золотил мягким светом снежные горные пики.
Погребальный костер собрали прямо здесь. Когда пламя мощно взвилось к небу, гудя и расщелкивая поленья, Мильтроэн молча швырнул в огонь туго набитый мешочек. Игральные кости и немного денег. Stef1k всегда довольствовался малым.
На следующее утро четыре драконьих всадника взлетели в небо, и у каждого в руках было по мешочку с прахом камаэля. Далеко на Севере, среди суровых горных вершин и коренастых гномов… На Юге, где палящее солнце и удивительные звери… На Западе, где бескрайний океан мощно вздымает вечно бурливые волны… На Востоке, где тьма и выжженные земли… Камаэль всегда мечтал побывать в самых дальних уголках мира Аден. Теперь его мечта исполнилась…
Мильтроэн вернулся в родную деревню, чтобы потихоньку вернуть себе утраченные знания и навыки. Hravan отправилась с ним…
Лармион и Сарториус до сих пор где-то в эпицентре конфликтов, раздирающих мир Аден на части…
Лерой все так же сотрудничает с искателями приключений…
Бородач отстроил новый трактир и назвал его «В память о Stef1kе». Там каждую пятницу гостям наливают бесплатного пива, и все пьют за то, чтобы однокрылому и на том свете было так же весело и уютно, как было на этом…
Перед тобою сказание на все времена…
Пришла победа, цена оказалась страшна!
И не вернуть назад друзей хоть на минуту…
В трезвучиях баллад теперь живут они…
(с) Эпидемия, «Сказание на все времена»

ЭПИЛОГ

Ночь… Тишина… Лес около деревни темных эльфов… Слышен такой диалог…
- Тпрррру! Ну все, приехали… Слезай уже…
- Как, уже на месте? А я даже поспать не успел…
- Давай, давай, ишь, рассиделся тут… В который раз из-за тебя устав Небесной Канцелярии нарушаю?
- Да ладно тебе, Костлявая… Я же честно выиграл в кости!
- В пятый раз подряд??? Вот не верю и все! И кости у тебя крапленые были!
- Ну ладно, спорить не стану… Это… До встречи, Костлявая?
- Да тьфу на тебя! Чтоб ты жил вечно, и я тебя больше никогда не видела!!!
- Посмотрим, посмотрим… Если так хочешь, то в следующий раз можем в картишки перекинуться! И кстати… А чего это ты меня в тело темного эльфа запихала?
- Ну уж прости, что под руку подвернулось, в то и запихала…
- Ну, Костлявая, ты вообще… В прошлый раз пришлось под именем Stef1k ходить… А теперь? Sp1r1tDancer!?!?!? Да я себе сам язык сломаю, пока выговорю!
- А это тебе за то, что мухлевал!
Дробь копыт в полной тишине… Вздох…
- Ну ладно, пойду искать одного светлоухого зануду… то-то он обрадуется!

Комментариев нет:

Отправить комментарий