29 апреля 2016 г.

Огонь в сердце, железо на коже

Орк мрачно надел железную перчатку на руку и обхватил рукоять меча. Огромный двуручный меч в его руках казался меньше, чем есть на самом деле.
«Вот идиоты» - пронеслось в его голове. Он видел троих бойцов, бегущих к нему. И точно знал, что за него говорить будет меч. «Огонь в сердце, железо на коже, что, Паагрио, ты позволишь мне умереть?» - прошептал он, следя за движениями людей.
«Странно, и что им здесь надо? Глупые людишки» - подумал Разрушитель. В Зачарованной долине обычно было тихо, только монстры кругом. Он даже считал себя полноправным хозяином этих мест, а тут гости. Будет весело.
Орк уже начал махать своим двуручем.
Казалось, что бойцы проворнее огромного Разрушителя. Казалось, будто ни один его удар не дошел до цели, а их мечи раз за разом ранили орка. Казалось, что их победа предрешена.
Так показалось бы стороннему наблюдателю, не знакомому с орочьим искусством войны.
Но не знатокам военного дела.
Знатоки увидели бы, как гуляют мышцы под болотной кожей. Они бы поняли, что бормочет орк про себя. Они бы увидели перемену в его глазах. Они бы увидели перемену в его движениях - почти незаметную перемену.
Удар Разрушителя пришелся по плечу человека. Стальная броня разломалась надвое, огромное лезвие прошло до живота, раскраивая тело пополам. Пнув тело, орк размахнулся. Меч прошел по дуге, разрубая бойцов.
- Глупцы, - презрительно бросил орк, разворачиваясь. Подойдя к водному потоку, он смыл кровь с меча и положил его на землю. «Глупцы», - еще раз шепнул он, омывая раны. Он никогда бы не назвал их ранами - лишь неглубокие царапины. Чтобы убить орка, требовалось приложить немало усилий, ведь их кожа была прочнее стали, а болевой порог слишком высок.
Разрушитель сел на землю, закрыв глаза. Он вслушивался в журчание воды, а слышал топот ног. Вслушивался в шелестение листвы, а слышал, как стрела вонзается в кожу.
Некто подошел к нему. Орк не открыл глаза. «Человек» - подумал он. «Женщина, нет, девушка» - подумал он через секунду. «Убийца».- Ух ты, орк! А он живой? - спросил звонкий голос.
Кто-то подошел.
- Он нас переживет, дура. Пошли лучше. И что я с тобой связалась, жрица ты хренова? - второй голос был ниже и холоднее.
- Да ну тебя! А кто бы тебя спас от тех тварей?
- Острый наконечник.
Первая гостья аккуратно дотронулась до кожи, и тут же отдернула руку, будто боясь обжечься.
- Ого! Ничего себе!
Орк тяжело вздохнул. Потом поднялся на ноги и открыл глаза.
Жрица юркнула за свою подругу. Ей было от силы лет двадцать, она была одной из тех забавных девчонок, что наивно всему верят, любят все необычное и прячутся за друзьями.
Ее подруге было около тридцати и взгляд ее синих глаз можно было сравнить с лезвием меча. Она была холодна, спокойна и рассудительна.
- Прошу прощения, - лучница поклонилась. - Мы не помешаем?
Орк оскалился.
- Если не будете вести себя, как троица на той поляне, не помешаете, - жрица, услышав эти слова, рванула вперед. Орк только покачал головой.
- Бедняги! - она, казалось, не боялась такого зрелища. Хотя, нет, она как раз боялась. За этим восклицанием крылся страх и любопытство. Так всегда было. И страх она старалась прятать. Вот ее подругу этим было не испугать.
- Не воскрешай их, Мэри, - бросила фразу лучница. Она поймала взгляд орка, ясно выражающего его отношение к телам. - Слышишь меня?!
Разрушитель взял в руки меч. Лучница попыталась преградить ему дорогу, но орк лишь отодвинул ее в сторону - достаточно мягко, учитывая его силу.
- Я прошу тебя, не надо. Ради всех богов Адена, не надо, - шептала она. В ее голосе были нотки мольбы, хоть в целом он оставался спокойным.
Орк посмотрел на нее. Девушка ждала взгляда берсерка или пустоту в глазах, но на нее смотрели живые понимающие черные глаза. Разрушитель воткнул острие в землю и остановился.
- Что изменится, если я снова убью их? - медленно, подбирая каждое слово, спросил он.
- Мэри… она изменится. Ты ведь не дашь ей снова вернуть их души.
- Я подожду. Но я знаю исход, - сказал орк. Лучница была удивлена. Все, что она знала о них, разбивалось о спокойный рассудительный голос. Все, что было ей известно, разрушалось о взгляд, направленный на троих бойцов и юную девушку, что лечила и благословляла их.
Мэри подбежала к подруге. За ней шли трое, возвращенные ею к жизни.
- Почему ты никогда меня не слушаешь? - строго спросила лучница.
- Кэтрин, я не могла их так оставить! Я же могла их спасти, еще бы чуть-чуть и все, их души были бы далеко! Я ведь для этого и рождена!
- Я советую вам уйти, - заметил орк, обращаясь к девушкам.
Лучница взяла жрицу за руку и отвела, но так, чтобы видеть все, что произойдет.
Один из бойцов поднял меч и вонзил его в живот орка. Броня проломилась, и алая кровь полилась по острию. Разрушитель резко вытащил лезвие из земли и замахнулся. Его меч разрубил бойца пополам.
- Огонь в сердце, железо на коже, что, Паагрио, ты позволишь мне умереть? - повторил он молитву, уничтожая оставшихся.
Орк повернулся к гостьям. Жрица уже бежала вперед, но он остановил ее.
- Нет! Дай мне помочь им! - кричала она, безумная в своей вере.
Разрушитель поднял ее на плечо и понес как можно дальше от трупов. Она попробовала побить его, но лишь ударилась о стальную броню. Она брыкалась и кричала, плакала и злилась, и все просила его…
Решив, что они ушли достаточно далеко, он опустил ее у дерева, загадочно шелестящего своими радужными листьями. Лучница все это время молча шла за ними.
- Почему? Почему ты не хочешь им помочь?! Почему ты убиваешь их?! - шептала она сквозь слезы.
- Потому что они убивают меня, - спокойно произнес орк. - Ты не спасла бы мою душу, - продолжил он.
Она посмотрела ему в глаза. Он говорил без обиды или злости, и она понимала, что он прав.
- Тогда почему бы тебе не убить и меня?! Чудовище!
- Я не убиваю просто так. Но я не смогу тебя переубедить, поэтому лишь советую держаться подальше от любого из нас. В нас - огонь Паагрио, его сила и ярость. В нас - мудрость Паагрио, и поэтому мы еще живы. Ты не поймешь нас. Ты не хочешь нас понимать, - произнес он.
Кэтрин услышала боль в словах Разрушителя. Услышала то, что не слышала ни от одного орка, или же не пыталась слышать?
Они приняли всех - эльфов, их темных сородичей, гномов, однокрылых камаэлей…и только орков не могли принять. Все верили, что они монстры, бездушные твари. Или глупые варвары. Все что угодно.
А она видела другое. И понимала, что ей не поверят.
В следующий раз они встретились через год. Лицо орка украшал огромный шрам. Он стоял молча, не чувствуя холода, не чувствуя снега, падавшего на зеленую кожу.
Рядом лежали доспехи. Меч был воткнут в землю.
В низине были десятки других мечей.
- Как вы нашли это место? - наконец спросил он. Каждое слово давалось ему с трудом, он тяжело дышал. Мэри не спешила с лечением. В последнее время она заметно изменилась. В глазах потух прежний огонь, и Кэтрин знала - это он так изменил ее.
Это его слова так изменили ее.
- Чутье, - холодно произнесла лучница. Орк кивнул. Ответ как будто бы удовлетворил его любопытство. Но через минуту он спросил
- Что вы здесь делаете?
- Мы наблюдаем, - все так же спокойно ответила Кэтрин.
Орк снова кивнул. Из многочисленных ран текла кровь и окрашивала снег под его ногами. Он смотрел вдаль, словно видел что-то, что не видели они. Он всматривался и размышлял, размышлял…
Потом он повернулся к подругам.
- Ты поняла, - выдохнул он. - Вы поняли, - произнес он, приложив еще больше усилия - слова все время застревали у горла.
- Именно поэтому я не спасу твою душу, - шепнула Мэри.
Разрушитель кивнул в третий раз и рухнул в розовый снег.
Еще один меч - еще одно надгробие.
- Огонь в сердце и железо на коже, Паагрио, ты дашь ему умереть? - шепнула Кэтрин, вспоминая молитву орка. И знала, каков будет ответ богов. Ответ тех, кому на самом деле все равно. Ответ тех, кто давно уже не слышит, кто давно уже не видит.
«Ты поняла» - гулко звучал в голове его голос. Поняла.
Увидела. И Мэри увидела.
Смерть - такой, какой она была. И души - такими, какими они были.

Комментариев нет:

Отправить комментарий