30 апреля 2016 г.

ОСАДА

Юмористическая зарисовка из жизни клана  
Hashstalkerz от Adelf-a и Natalissan


Она появилась в кланхолле, но совсем не из дверей. Изящный наряд изящной темной эльфийки был основательно помят и прожжен в некоторых местах. Стены кланхолла содрогнулись от крика, в котором единственным приличным словом был предлог «на». Кричала она так громко, что гризли, обитающие неподалеку от Диона, поспешили убраться подальше от города. Судя по всему, их предки немало натерпелись от обладательницы этого голоса.
- О. КЛ объявилась. – воскликнул Ад – Давненько тебя не было. Где пропадала?
- Да иди ты на ***. Что творится вообще? Какова **** меня отправили сюда, стоило тока появиться в обитаемых местах?
- А у нас Осада – ответил Ад. Желание что-то говорить не отпало только у него.
В кланхолле собрался весь состав Хешсталкеров. Шел третий день Осады.
Шел третий день Осады. Клан откровенно скучал. Выходить за двери кланхолла и почти тут же получить болезненную реинкарнацию и возвращение в опять в клан-холл не хотелось никому. Сложнее всего приходилось дворецкому Рону. На нем испытывались все новые боевые тактики, которые возникали в умах кланеров. Лучники прикидывали, в какую часть тела лучше посылать стрелы, мечники отрабатывали шокирующие удары. Шокирующие своей безрезультатностью. Гномы спали, уютно (кто бы сомневался?) устроившись в уголке холла.
Появление Наты (Natalissan) несколько оживило атмосферу кланхолла. На нее уставилось полтора десятка пар вопросительных глаз. Глаза вопрошали: «Что делать?», «Почему нас бьют?», «Когда мне дадут бижу (лук, меч, дуалы,..)?». Глаза же Наты с омерзением смотрели в уголок, где располагалась куча зелено-черных предметов.
- «ЧТО ЭТО?!?!» - услышал весь Дион уже привычный для него голос.
- «Бывший орк» - ответил все тот же Ад.
– «Файтер» - добавил очень значимое на тот момент замечание Танк.
Рядом с кучей обгорелых останков валялась голова орка. Глаза были широко раскрыты от ужаса.
- «Бедняга. Он первым на шарде узнал что такое - ничего не евшая два дня Эля. Ночью она выбралась за пределы города. Схватила первого попавшегося орка. Если верить Эле, то он умер от страха.» - продолжал болтать Ад. Сам же шепнул Спасику: «Походу она на нем не тока голодуху удовлетворила». Спасик одобрительно гыгыкнул. Никто на это внимания не обратил. «Гы» было 90% всех звуков произносимых нашим прирученным орком.
- «Попробуй не поверить. Орка съели тут же. Даже особо не жарили. » - сытая Эля была вполне доброй особой.
Остальные лишь потирали болевшие конечности. После удачного похода Эли все решились на безумную выходку – выйти из кланхолла. Пять минут разминания ног закончились массовым полетом обратно в холл. Враг не дремал.
КЛ оглядела свой клан. Одежда многих была перепачкана зеленым.
- «Я не хочу жить здесь. Надоело!! Жрать орчатину в холле – этого НИКОГДА не было. Пошли вы все на *** . Я ухожу. Надолго. Через 5 месяцев я выхожу замуж. Мне надо успеть вернуть девственность» - с этими словами она телепортировалась в неизвестном направлении.
Стали делать ставки на количество минут, которые ей понадобятся, чтобы вернуться обратно в том же состоянии, в котором это было недавно. Но у Великих свои дороги. Она не вернулась ни через две минуты, ни через полчаса. Уныние с новой силой надавило на клан. Из Осады приходилось выбираться самим.
От последних слов Наты проснулись даже гномы. Еще даже как следует не открыв глаза, Арт проверил содержимое своего сундука и просмотрел записи тетрадочки.
- «Таааак…. Не понял! Почему никто не сдал денег?! УЖЕ ТРИ ДНЯ НИКТО НЕ СДАЛ НИ АДЕНЫ!!! Все я пошел торговать. На вас шмота не напасешься! Все мне приходится делать!» - стараясь подражать Нате, орал Арт.
Злобные взгляды сменились добродушными улыбками, когда Арт вознамерился выйти из холла. Месть за намек про не сданные адены получалась сама собой.
«Утренний делевел – действует лучше кофе» - успел сказать Ад перед быстрым возвращением Арта. Смущенный гном сел в свой уголок, подвинув Храфа, и принялся делать вид, будто что-то считает в своей тетрадке.
Храфу с некоторых пор было плевать, на то, что происходит в физическом мире. Он пребывал в глубинах астрала. После получения лицензии на обладание профессией Охотника им овладела навязчивая идея – стать магом. С тех пор он одевался в зеленый магический наряд со множеством ненужных карманов. В руках носил магический посох. Правда использовать посох по назначению так и не смог. Сломав о спину очередного монстра третий посох, он сменил тактику. Он умолял каждого мага-одноклана научить его магическим приемчикам. За пару дней успел так надоесть магам, что придумали они способ от него избавиться: «Сядь в релакс и сиди так 7 лет, 7 месяцев и 7 дней и станешь ты Великим магом» - таков был ответ наших магов. «Все равно надоест раньше» - сказали они уже после того, как Храф сел в спячку. Релакс Храфа продолжался уже неделю. А курильщики клана все таки нашли подходящее применение карманам на красивом магическом наряде.
Рядом с гномами сидел Птиц. Парнем он был довольно странным. Отрастил длинные рыжие волосы и заплел их в две косички. Всегда носил стальные трусыстринги, уверяя всех, что так щас модно. Обе катаны в его руках нервно постукивали о пол.
«Ад, выпусти еще раз кошку а! Терпеть уже не могу! Хоть кого-нибудь надо замесить!» - быстро проговорил Птиц.
«Кошку увели гринписовцы» - в который раз повторил Птицу Ад – «А я до сих пор еще не дознался – какая ******* научила КОШКУ ПИСАТЬ ЗАЯВЫ В ГРИНПИС!». Нервы были уже на пределе.
Ада жег голод. Но не тот голод, который он утолил аппетитной ляжкой орка. Он хотел близкого женского общения. Вне кланхолла этот голод утолялся легко. За то, чтобы погладить его пантеру девушки были готовы жизнь отдать, не то, что маленькую ее часть. На худой конец, любая орчиха возле Диона – его. Тут же он оказался в полной западне. Эльфийка Steely с прекрасными ногами, которых покрывал внушительный волосяной покров, каждые 5 минут бубнила «Жена меня убьет. Жена меня убьет». Этими словами отпугивала всех, кто прельстился ее ногами. Эля мрачно очищающая обоими мечами остатки орчатины с зубов выглядела прекрасно, но глаза умершего орка, говорили Аду многое… За гному Катю могли дать срок. Взгляд на другую Катю (Katarios) тут же оборвал грозный взгляд ее мужа. Диа знал повадки Ада. Оставалась Ната (Natagorka). Она сидела у камина и ела нанизанный на кинжал лимон. Темный мститель легонькой походкой подошел к ней. Взглянул в глаза. Ната смотрела на лимон. Дотронулся до ее руки. Ноль эффекта. Взял фрукт с кинжала и тут же пожалел об этом. Кинжал ударил именно туда, куда надо было ударить, чтобы загасить то пламя, что жгло Ада.
Мысленно «поблагодарив» Нату, рыцарь отошел опять к углу с дрессированным клановым орком. Спасика подобрали в снежных лесах Элмора еще маленьким орчонком. В руке тогда он сжимал внушительный топор, с которым расстался, только недавно увидев предложенный фламберг. Слово «Тарбар» было первым осмысленным его словом. Топор был явно заработан нечестным путем, что и убедило Ада в невероятных для орка способностях спасика. И решил занятся его дрессировкой. За это время они достигли больших успехов. Они вдвоем разработали в свое время эксклюзивный метод пробуждения ото сна фламбергом. Спасик, как орчонок, радовался каждому применению такого метода. Особенно когда удавались криты с соской. Но истинной любовью его были татуировки. С каждым годом он наносил на свое тело оригинальную татуировку, постепенно превращаясь из зеленого орка в черного.
В данный момент орк осваивал технику соблазнения эльфиек.
- «Эль.. гы, а куда мне лучше тату новую нанести а?.. гы » - вопрошал юный орк-дестроер. Походу, только он сам не знал, что единственные места, куда у него можно было нанести татуировку, в приличном обществе не показывают. Ответ Эли не заставил себя ждать:
«Ты вообще в курсе, ЧТО Я НЕДАВНО ЕЛА??»
Ад, зная, что орк был совсем не в курсе, поспешил увести его от эльфийки. «Иди спасик, разбуди лучше Рона».
Ад уселся и умолк. Если не считать криков Рона, то была гробовая тишина. Напряжение достигло своего апогея. Должно было что-то произойти.
Дверь холла приотворилась… все как один схватились за оружие (которое при столкновению с Врагом оказывалось обычно бесполезной игрушкой). Но никто не ворвался в наше обиталище. Из-за двери вышвырнули кучу писем и двери мгновенно закрылись. Эля пулей метнулась к дверям, но успела разглядеть лишь бегущего со всех ног Внешнего дворецкого Борну. Его одежда была изодрана, а на спине было выжжено огромное изображение глаза. Визарды Врага не страдали отсутствием фантазии и художественного таланта.
Почти все письма, если из них повыкидывать мат, сводились к каждодневному «выходи подлый трус». Но были и другие. Заявление об увольнении Внешнего дворецкого не удивило никого. А вот следующее письмо вызвало большой интерес. Оно было на древнеэльфийском. На нем не говорил никто кроме Богов. А послание от Богов – это всегда интересно и жутко захватывающе. Последним посланием было недавнее смещение Реки Времени на четверо суток. Но насколько известно, никого об этом не предупредили письмами. А даже если и предупреждали, то смещение Реки Времени стерло все воспоминания об этом и все письма.
Ну в общем, как вы уже поняли, древнеэльфийский у нас в клане не знал никто, кроме КЛ, но ее в тот момент не было.
«ЭТО ОТ НЕЕ! ОТ НЕЕ!» - со скоростью стрелы Хаоса кинулся Уфо к письму. Выхватил и умчался с ним в дальний угол, где стоял книжный шкафчик. Из шкафчика была выкинута куча журналов в стиле знаменитого «Вид снизу на эльфийку-магичку во время каста». Наконец Уф достал оттуда древний том. И углубился в перевод письма. Кто была ОНА – поняли все. Ее имя шептал Уф во время сна. Ее имя бормотал Уф во время походов в древние места обитания монстров.
Все потихоньку возвращались в унывающее расположение духа. Ближе к ночи, Спасик подошел к Уфу проверить – не уснул ли он? Уф, понимая чем грозит ему излишняя обездвиженность и молчание, начал громко зачитывать текст древнеэльфийского словаря. Спасик, которого Ад со скуки обучал чтению в последние пару дней, незамедлительно решил продемонстрировать свой новый скилл: «Читать». И он произнес:
«Выходите в полночь из кланхолла. Взгляните на небо. Потом наблюдайте расправу. Руллер… Гы?»
Теперь в здании возникла действительно мертвая тишина. Все в напряжении смотрели то на Уфа, то на Спасика. Таинственное письмо лежало на древнем словаре. Спасик смотрел на него под углом 180 по отношению к Уфу. Взгляды негодования не успели разорвать Уфа. Кто-то вскрикнул: «Уже полночь!». Клан повалил на улицу.
В небе горело новое созвездие. Счастливый Уф просиял: «Я знал. Я знал» - твердил он без умолку. Созвездие состояло из 55 звезд и представляло собой портрет нашего Любимого КЛ. Судя по отсутствию конского хвоста за головой – автопортрет. Она Улыбалась.
Со всех сторон на кланеров бежали глазастики, постепенно превращаясь в эльфов, людей, орков в висящими над ними желтыми глазами. С другой стороны надвигалось ужасное чудовище. В древних свитках сохранилось воспоминание о нем, как о самом ужасном чудовище этого мира, название которого все остерегались даже произносить. Но полуграмотным хешсталкерам это было неизвестно. Оно было похоже на увеличенного в тысячи раз мелкого и очень вредного насекомого. Спасик первым озвучил свое мнение, ибо с этими существами он был знаком не понаслышке: «Блох». Он был почти прав. Чудовище называлось почти так-же. Оно не тронуло толпу с синими платками над головой. Чудовище смело каждого Врага. Оно не оставило им права на реинкарнацию. Чудовище убивало. Навсегда.
С тех пор КЛ всегда с нами. Дарит нам свою Улыбку. И надежду на светлое будущее.

Adelf 

* * *
Она опять прочитала скролл и появилась в Клан Доме. Одежда еще дымилась от магических атак. Да уж – тяжелый был бой…
Поначалу Наталиссан даже не поняла, что она попала в Клан Дом – везде валялись обездвиженные тела, черная пантера Аделя писала костяной палочкой послание в Гринпис допуская грубейшие ошибки в правописании, и это при всех тех постоянных фразах Дарк Авенжера, что «Вот выучу кошку», «Вот соберу сп» - что не выученная кошка, и щас вон она пишет «Уважаимый ГринПись, заберите меня от неандартальцев, мой хазяин пастаянна прокручивает меня в мясарупке артисана»
Отвлекшись от писарских будней кошки, Наталиссан обвела взглядом дом. В углах резались в карты Адель и Храф, причем Адель раздавая карты постоянно подсматривал их содержимое, а недвижимый, пребывающий в нирване Храф был не против.
С другой стороны Эли настраивала чудный невиданный инструмент ГубаДу – он получался с черепа диких орков, методом привязывания кончика локонов к губе. При нужном натяжении струн-локонов, губа «трофея» издавала довольно приятное побулькивание, на манер чукотского инструмента.
В другом углу сидел Спасик, и прислушивался к настройке инструмента, беспокойно шевеля двуручным мечем. Он свято верил, что меч отпугнет нечистую силу от его бренного тела. Впрочем и чесноком он не брезговал. Хотя Эли давно метко заметила, что если бы Спасик не умел так потешно говорить «по человечьи», то его зубочистка его бы не спасла, а может быть даже порадовала бы сервисом, а так же приправами и чесночными заливками.
Арт бредил возле огонька, подсчитывая размер морального ущерба Клан прислуге Дома. Неугомонные однокланы вместо решительных вылазок запугивали работников, и жаловались на свою горькую судьбу.
Твою мать *** - сказала Наталиссан. Провожая взглядом удаляющуюся пантеру, прикрепившую записку Аделю на спину, и ушедшую сквозь телепорт, и для верности добавила - ***
В тот же час Адель вышел с Нирваны, и вильнув кинулся на встречу КЛ, но ноги не держали, потому пробуксовав до Натагорки, Адель приготовился пасть на девичьи руки.
Натагорка думая, что у нее заберут даже последний лимон, протянула его Аделю. Лимон отвалился, обнажив кинжал – Адель мерзко пискнув в последний момент изменил траекторию полета, и рухнул подле Эли с такой силой, что все услышали явственное «Брыунь» которое издал ГубаДу.
***** ***** ********* ****** **** ***** ******** ** **** * ** - выдала Наталиссан длинную речь, сбившись на Древнеэльфский язык. ППЦ, ВЦ, ик, ***** ну детский же сад, а? Почему интересно воюю только я? Че сидите тут? Эххх… - подумала Наталиссан. И прочитала скролл возвращения к полю брани.
- Как всегда - протянули хором Адель и Спасик.
Хаосик с Уфо по этому поводу поспешили обматерить друг друга, привратника, всех по именам, и всех вообще, чтоб точно никого не пропустить.
Наталиссан пришла к Богам и попросила – дайте мне денег на одевание этого клана. Они не могут работать сами.
Но Боги потребовали нарисовать им новый фасон неба. – Опять небо – подумала Наталиссан. Ну что же.
Небо закончено. Усталость берет свое. Наталиссан написала письмо, куда вложила несколько миллионов Аден, и записку с словами, что взяла эти деньги с неба. Не зная, что там далеко, в городе Дионе однокланы спустя пару часов выбегут с безопасного прибежища дома, и смотря на небо будут ждать, что и им отпадет немного «денежных звезд», и думать, что с неба им улыбается Руллер.
А с неба над всем этим смеялся только один портрет… Франклина

Natalissan

Комментариев нет:

Отправить комментарий