30 апреля 2016 г.

Просто о любви

После стольких лет она исчезла так же внезапно, как и появилась….
Молодой шаман орочьей крови медленно шел по лесу к деревне гномов. Здешние жители уже не могли причинить ему вред, одного заклинания хватило бы, чтоб усмирить их навечно. Поэтому он не спешил. Шаман наслаждался этим морозным свежим воздухом, что так приятно бьет в нос и колет щеки, хлопьями снега, сыпавшимися на его голову с деревьев, криками северных птиц и рычанием медведей. Это была его родина. Пусть его родная деревня чуть западнее и скрыта горами, но и здесь была его родина. Этот снег и этот холод.
Орк ловил снежинки руками и довольно улыбался солнцу, которое ни чуть его не согревало в ответ. Но ему не было холодно. Привыкнув за много лет к этим местам, он всегда удивлялся, когда находил что-нибудь новенькое – например, это хаотичное переливание света на снегу.
Снег приятно похрустывал под ботинками. Показались башенки родины гномов. И высокие башни шахт еще дальше. Да, гномы великие кузнецы и добытчики, с этим не поспоришь. А он и не спорил.
Орк прошел в деревню, дошел до маленького круглого каменного домика – храма Марфы и зашел внутрь.
- Здравствуй, жрец Паагрио, - приветствовал его священник церкви.
- Здравствуй. Я к тебе за советом., - начал свой разговор шаман. Он показал гному кусочек ржавого железа. Тот присмотрелся к нему и с улыбкой произнес:
- Часть меча великого безымянного воина. Он был изгнанником, но стал героем. Что ты хочешь от меня?
- Хочу, чтоб ты дал мне знания.
Священник начал свой рассказ, орк внимательно слушал, делая кое-какие заметки. В этот момент он услышал чей-то пронзительный визг, в храм ворвалась маленькая гномка с озорной улыбкой.
- Хей, Дорен! – крикнула она с порога.
Священник шикнул на нее, но на его лице проступила отеческая улыбка.
- Тише, тише Аймэ. Не видишь, я занят?
Гномка насупилась, но глаза продолжали гореть.
- Вижу-вижу. Что это ты делаешь? Ой! - вскрикнула она, заметив шамана. – Приветик.
Шаман улыбнулся, оскалив зубы.
- Здравствуй. Аймэ, так?
- Угу. А ты?
- Кзар. Так что там?
Священник посмотрел на орка и произнес:
- Я оставлю его у себя. Спасибо тебе. На, держи в знак признания, - гном протянул тяжелый топор, сделанный очень хорошим кузнецом.
- А ты чего, Аймэ?
- А да так. Навестить старика, кое-что показать, - гномка начала рыться в бездонном рюкзаке с серьезным лицом. Вскоре она выудила из него свиток, сияющий бледно-красным светом. – Вот, смотри, что вчера добыла.
Кзар склонился над свитком и присвистнул.
- Да это же свиток улучшения оружия. Да еще какого оружия! Такие редко где встретишь.
- Вот-вот, - довольно кивнула гномка. – Я ей топор заточу.
- Молодец. Может мне продашь? – ехидно спросил шаман.
Гномка покачала головой, размахивая рыжими хвостиками.
- Ну уж нет, - ответила она и убрала свиток обратно в рюкзак. – Дорен, чаем угостишь? А то я издалека.
Священник улыбнулся и кивнул. Аймэ открыла маленькую дверь и зашла в небольшую гостиную.
- Она мне как дочь. Хулиганка, но боец хороший, да и сердце у нее доброе. Всегда поможет, если надо, - сказал шаману старый Дорен. – Пошли, и тебя угощу чаем да плюшками.
- Извини, спешить надо. Пусть не покинут тебя боги Адена. Аймэ, удачи! – крикнул он на прощание, одарил их дом Огненным щитом Паагрио и ушел.
…Белая лапа взмахнула перед ним и тут же в глазах померкло. Огромные царапины и раны кровоточили, силы были на исходе.
Орк попытался вызвать Духа сна, но заклинание сорвалось. Тигр прыжком сбил его с ног и сейчас стоял над ним, наслаждаясь победой. Орк смотрел в глаза дикой кошке и ждал своей участи. Он чувствовал, как медленно тигр выпускает когти, вонзая их в его грудь.
Где-то вдалеке он услышал топот и боевой клич. Саблезубый тигр остановился как вкопанный. Чья-то рука вытащила его из-под кошки, и тут же что-то замелькало перед глазами, уклоняясь от ударов огромных лап и нанося свои. Иногда он слышал звон, когда сталь попадала на крепкие когти тигра. Зверь рухнул с жутким грохотом, отлетев к стене.
Перед его лицом возникла рука, протягивающая бутыль со странным зельем. Орк, не думая, одним глотком выпил его. Боль начала утихать, а глаза – видеть.
- Аймэ? – почти шепотом произнес он.
Гномка улыбнулась.
- Привет, Кзар. Ты бы аккуратнее, что ли…
- Да ничего. Ты-то тут что делаешь?
- Я? Охочусь.
Шаман встал на ноги и проговорил исцеляющее заклинание. Как ни странно, но он жив.
Охота продолжалась.
Они стояли на вершине огромной горы, что была своеобразной границей между Аденом и Охотничьей деревней. По соседству бил крыльями синий дракон, но они не обращали на него внимания.
Солнце уходило на отдых, оповещая свой уход алым закатом.
- Как красиво, - прошептала Аймэ, прижимаясь к шаману. Он кивнул и улыбнулся, обняв маленькую гномку. Жизнь – странная штука…
На следующий день Кзар не нашел ее. Он исходил весь Аден, но никто никогда о ней не слышал.
Удрученный горем, он медленно плелся по снежному лесу к деревне гномов. С деревьев падал липкий снег, солнце слепило глаза, ноги проваливались в глубокие сугробы. Дул мерзкий холодный ветер.
Кзар дошел до храма Марфы и постучался.
- Дорен, можно зайти?
- Кзар? Что это ты тут делаешь? – удивился священник. – Проходи-проходи.
В гостиной сидела Аймэ и смотрела на огонь в камине. Топор был сжат в руке.
- Что это с ней? – шепотом спросил шаман.
- Сам не знаю. Уже неделю так сидит.
«Она неделю назад пропала…а может, это я пропал….» - подумал Кзар и сел в кресло напротив гномки.
- Привет, Аймэ.
Ее лицо озарилось улыбкой.
- Приветик. Где ты был?
- Искал тебя…

Комментариев нет:

Отправить комментарий