1 мая 2016 г.

Бьянка - история несостоявшейся паладинки

Когда-то давно… когда келтиры казались страшными, а спайдеров даже боялись поминать втуне… одна маленькая девочка мечтала стать паладином. Ей не жилось в родной деревне на острове.

Все началось с того, что её отец, сэр Колин Виндавод , когда-то участвовал в походе – на один светлоэльфийский городок напали злобные твари. Он показал себя с лучшей стороны, был удостоен рыцарского звания и ему в охрану был вверен обелиск на острове. Только через пару лет из эльфийского города, который он так славно защищал, пришел подарок – плетеная корзинка с маленьким верещащим свертком. У существа из свертка были подозрительно миндалевидные глаза и женский пол. К пеленке была пришпилена записка, в которой объяснялось почему именно мать существа не сможет растить его в порядочном эльфийском обществе. Рыцарь почесал шлем и недолго думая отослал корзину к сестре в деревню. Жилось Бьянке у тетки, в общем-то, неплохо. Только скука жуткая – к скотоводству и сельхозработам руки у нее никак не лежали… Она была не раз порота за учиняемые с мальчишками безобразия – то телегу испортят из желания ее починить, то играючи забор развалят, то культурные растения вместо сорняков повыдергают. В общем, взаимопонимания с теткой достигнуто не было, было решено бежать.
Бежалось Бьянке легко – горбушка хлеба да ножик за поясом. Бежалось сначала на обелиск к папеньке. Затем, после недолгих раздумий, побежалось к маменьке. На первой же ночевке были поняты три вещи. Первая – к папеньке, который не особо интересовался дочкой, бежать смысла не было – распростертых объятий при встрече не будет. Вторая – к маменьке бежать не стоило тем более. И третья – ночью блин холодно!!!. В общем, мечта стать паладином грозила остаться мечтой по банальной причине смерти мечтателя. И тут, когда от холода ее губы посинели, из синей тьмы леса на нее вышел Синий. Его уши были длинны, глаза горели огнем, а еще у него были меч, плащ, еда и деньги, что убедило Бьянку в его полном и безоговорочном превосходстве и жизненном опыте. Пара дней была потрачена на обучение владению мечом, еще неделя – на помощь окрестным деревням в борьбе с разбушевавшимися дикими зверями. И вот, сжимая в одной руке потертый мешочек с честно заработанными аденами, потирая ладонью второй свежий шрам на бедре, Бьянка ступила на палубу корабля. Пахло сосной и морем, впереди мечтой маячил Глудио, в ножнах на поясе ждал своего часа старенький, но свой (!) меч, и рядом были недавно обретенные, но вызывающие такое доверие товарищи - Тельвиан, Керрион и ЛифАники. Те, кто не раз прикрывал в боях ее спину - те, с кем поровну делились радости и невзгоды полной опасности жизни охотников на монстров Провожать Бьянку пришел только один человек – Джава по кличке Шаман, друг детства. Их роднили сломанные заборы и разбитые миски, простреленный насквозь соседский тулуп и одна на двоих хворостина. Только он знал о Бьянкином побеге. У нее был его нож. Сам он бежать не решился, но Бьянкой откровенно восхищался. Три звона склянок – и палуба под ее ногами закачалась. «Вперед, к мечте!» успела заорать Бьянка – дальнейшее она не запомнила. Светлый путь к мечте был проведен в неудобной позе за бортом – морская болезнь не обошла ее стороной.
Глудио был большой и непривычно громкий – толпы народу в диковинных доспехах, огромный рынок, мускулистые орки и жилистые темные эльфы, изящные эльфийки и суровые низкорослые гномы. В этом городе контракты давали приключенцам возможность заработать больше, но и враги были опаснее – страшные дикие медведи; летающие глаза, заставляющие цепенеть на месте от страха; огромные пауки с ядовитыми жвалами… Пути-дороги свели их в портовом городе с бледноухим жрецом Евы Тиаэлином. Его самым большим недостатком была неумеренная религиозная пропаганда; достоинством – умение лечить любые, даже смертельные, раны. Каждый нашел себе компанию по душе, сплотилась и наша троица – Бьянка и Тиа с Тельвианом. Гордая от осознания своей геройской натуры, Бьянна напялила на себя новые доспехи и наконец-то купила лелеемый в мечтах фальшион. За этим занятием ее и застали подосланные спохватившимся-таки папочкой местные гвардейцы. К их удивлению, назад барышня ехать отказалась, к чему прибавила пару оплеух и вообще - всячески выражала протест отцовскому гнету. Через пару дней папенька сломался, вздохнул, приписал непутевое чадо к рыцарям местной захудалой школы воинских искусств, после чего с облегчением поставил на дочке крест. Бьянке от того креста было ни горячо ни холодно, а вот школа пригодилась – ее наконец научили правильно работать щитом в бою, меч из руки тоже больше уже не выпадал. При виде врага теперь из ее груди вырывался не хаотический писк: «не трогайменятварьпажалста!!!» а солидный вопль: «УБЬЮГАД!», что вызывало в сердцах друзей уважение, врагов – ужас. В дебрях населенного нежитью оврага (местные зовут его ЕГ) был найден еще один замечательный друг – невысокая храбрая гномовенка с внушающим уважение топором – Лорка. Солнце было яркое, и паладинство было все ближе.
Беда грянула с неожиданной стороны. Однажды утром Бьянка проснулась от внимательного взгляда темных глаз. Будущий рыцарь Шилен сверлил ее взглядом, задумчиво теребя себя за ухо. Конечно, они оба давно любили друг друга, но признаться в этом самому себе? Паладин? Влюбленная в темного эльфа? Или рыцарь Шилен с образом полухуманки в сердце? Три ха-ха. Мечта посвятить себя любимому делу дала очередную оплеуху мечте быть рядом с любимым.
И вот настал день, когда их имена вызывали уважение не только у недобитых багбиров. Троица совещалась недолго – им был известен лишь один клан, устав которого отвечал их понятиям о чести. Осталось выяснить одно – соответствуют ли они сами понятиям клана о своих членах…хм. В общем, очная ставка с вызвавшим восхищение лидером клана – архимагом Бернхардом – дала положительный результат. Здравствуй, Роза и Крест! Сколько славных боев было проведено бок о бок с соклановцами, а сколько их еще впереди! С удивлением и радостью знакомилась девушка-воин с новыми соратниками. Клан не обманул ожиданий.
Новые знания, новые умения, новые путешествия… Города и деревни, ставший привычным шум боев – звон стали и перепевы заклятий.. Новые враги – покрытые янтарной чешуей восьминогие василиски и злобные муравьи, крылатые вирмы с острыми зубами и ужасающее наследие некромантии – живые скелеты… Будущий паладин и будущий рыцарь Шилен сидели у костра. Разговор двух воинов о профессии плавно перетек в разговор двух влюбленных о замужестве. Мечта быть рядом с любимым от души заехала звонкую затрещину мечте посвятить себя выбранному делу. Один-один. Борьба мечт не преминула сказаться на сидящих у костра. Эльф взял мечи и пропал во тьме.
Дни шли за днями. Неизвестность и тоска обветрили и укрепили сердце Бьянны. Злобу она вымещала оттачивая боевых умений. С эльфом ли, без ли – в безоговорочную победу добра полуэльфийка больше не верила. Ею был избран путь Темного Мстителя – не путь того, кто несет добро, но путь того, кто приносит справедливость. Что есть Зло а что есть Добро решают не боги – решает тот, у кого в руках жизнь врага. В дебрях переплетений мрачных коридоров наводненной исчадиями кошмарных снов Крумы Бьянне встретился еще один темный эльф. Опытный маг, немного циник и отличный стратег, Котлет сумел обуздать бешенство Бьянны и направить его в правильное русло. Девушка научилась воевать рука об руку с магами и контролировать эмоции, узнала повадки местных монстров и правила ведения боя внутри башни – неожиданный друг оказался хорошим наставником. Вместе с этим пришло понимание разницы понятий долга и времени у разных рас. Парочка наводила ужас на окрестных снайпов и кратеров, недолгие часы отдыха были потрачены на изучение новых приемов борьбы и защиты в бою.
Испытание на Мстителя Бьянна прошла с легкостью, приручив самую злобную из созданных пантер леса – Зиарру. Новые доспехи, меч Мстителя, луна. Треск поленьев в костре и тихие шаги за спиной. Из темноты на поляну вышел Тельвиан и протянул к огню ладони. Мечи Танцора Клинка он положил рядом с собой. И все стало ясно. И все встало на свои места. Котлет стал Бьянне кровным братом – свидетельство тому два ровных длинных шрама на их ладонях.
Котлет же и вел Бьянну к алтарю. Паладин-отступник и покинувший рыцарство Тельвиан решили провести этот обряд в древнем, видевшем рождение звезд разрушенном храме. Тонкие сполохи чистого света над уцелевшим алтарем свидетельствовали о близости Богов. Ее почти не чувствуется за красотой огромных храмов в новых городах, ее не слышно за песнопениями жрецов, ее не видит пораженный великолепием архитектуры взор. Двое так долго бежали от судьбы, что едва не потеряли сами себя. Слова проводившего обряд Бернхарда почти не слышались им, они тревожно смотрели друг на друга, гадая – что же случится теперь, что помешает им сейчас? Слова затихли, отшумели поздравления, разошлись гости… Темный мститель и Танцор клинка сели возле алтаря спина к спине и уставились в небо. Говорить было не о чем, и незачем – когда говорит Судьба, слова иных бессмысленны.

Мир пишет историю на наших ладонях, мы пишем историю дорогами мира, дороги сворачиваются в кольцо… кольцо на твоем пальце. Не потеряй его. Не потеряй. И когда-нибудь ты сам будешь рассказывать о том, что давным-давно, когда келтиры казались страшными…

Комментариев нет:

Отправить комментарий