1 мая 2016 г.

Sogakehei



Посвящается снайперу Смаки, другу, ушедшему от нас, 
и нашей надежде на его возвращение.

Был теплый поздний весенний вечер, и восходящая луна тыкалась в запыленное окно ласковым глупым теленком. Огонь в очаге почти погас, но никому из нас не хотелось вставать с насиженного места и подбрасывать дров. Молчание витало в комнате уже давно - с тех пор, как хлопнула входная дверь и он вышел из дома. Он смеялся, прощаясь, и говорил, что нельзя стоять на месте, что мир огромен и интересен, но - все дороги рано или поздно приводят назад. Мы улыбались, говорили напутственные слова, нам хотелось верить, что он прав. Его тонкий силуэт на мгновение мелькнул в дверном проеме - он все еще стоял на пороге дома нашего клана, но он был уже не с нами, он был уже так далеко… Закрылась дверь и повисло неловкое молчание, кто-то невидимый разом стер с наших губ улыбки и украл слова. Наш соклановец отправился искать приключений, а мы остались, мы и эта круглая бестолковая луна… Он никого не захотел взять с собой, он всегда был таким - независимым и свободным, легким на подъем и веселым. Мы прятали друг от друга глаза, и каждый думал об одном и том же - приведет ли его назад его Путь? Приведет ли?

Где-то там рука снайпера медленно вытягивает стрелу из колчана, накладывает ее на лук, и ловкие сильные пальцы оттягивают тетиву, и оперение щекочет обветренную щеку, путается в прядях седеющих волос, и щурятся смешливые карие глаза, заставляя тонкие морщинки разбегаться до самых висков…

И распахиваются прозрачные соколиные крылья по изгибам его лука, и высокий клекот несется над ущельем, и пальцы отпускают тетиву и стрела отправляется в полет, быстрый, долгий, бесконечный - к цели.
И не знает его стрела ни промаха, ни усталости, и бесстрастные карие глаза провожают ее полет… как и в прошлый раз… как и тысячи… миллионы раз назад… как всегда.
И ветер, поднятый взмахом соколиных крыльев, едва заметно колышет светлые пряди, и эхо клекота затихает в ущелье…

Яркое солнце бьет в глаза, я щурюсь и вглядываюсь вперед. Чертово солнце! И зачем меня занесло так далеко от знакомых мест, Шиллен побери… Что я ищу здесь? Топот и сопение за моей спиной приближались - чертово солнце, чертовы орки, чертовы скалы!!! Я развернулся и привычным движением вынул из ножен мечи. Ну же, возьмите меня, если сможете! На мое лицо наползла усмешка.

…стрела, прилетевшая откуда-то сверху, со стороны скал, попала точнехонько в щеку шедшему прямо на меня главарю орков. Брызнула кровь, огромную тушу развернуло вокруг своей оси и швырнуло на растрескавшуюся пыльную землю. Орков осталось четверо, и они были, мягко говоря, очень растеряны.
Я крутанул в руке меч и тверже встал в боевую стойку, одновременно пытаясь над головами врагов разглядеть стрелявшего.
Самый смышленый из нападавших гавкнул короткий приказ, и остальные трое кинулись ко мне в попытке оттеснить меня ближе к склону, туда, где, как они надеялись, нависающая скала не позволит засевшему где-то наверху стрелку в них прицелиться.
Не успели.
Раздался шум осыпающихся вниз по склону камней, и откуда-то справа прилетела еще одна стрела, проткнув ногу второму орку. Громила с проклятием рухнул на одно колено, а я краем глаза разглядел человеческую фигуру, лихо скользящую вниз по склону в облаке пыли от осыпающихся из-под ног камней, и лук в его руках.
Он выпустил еще две стрелы на ходу, свалив раненого орка, потом приземлился на твердую землю, перекатился и встал на одно колено, снова натягивая тетиву.
Я, не теряя времени, кинулся на ошеломленных внезапной атакой орков. Еще один из них погиб почти сразу же, и оставшиеся двое обратились в бегство, оставшись без легкой добычи. Я вытер пот со лба и повернулся, чтобы разглядеть наконец так вовремя появившегося снайпера.
Тот наклонился, чтобы выдернуть стрелу из одного из мертвых тел, а потом на мгновение посмотрел прямо на меня, улыбнувшись. Подмигнул, развернулся и скрылся в облаке оседающей пыли. Как будто его и не было.
Я смотрел ему вслед, пытаясь успокоить участившееся сердцебиение.
Я гадал, почему лицо Снайпера показалось мне таким знакомым?
И… показалось ли?

 * * *

Осенний ветер шалит, бросает в лицо сухие былинки и завывает над Драконьими горами. Разноцветные лодочки листьев плавают по озеру Нарселль, приставая к его песчаным берегам и вновь отправляясь в плавание. Желтеющая трава стелется под ногами уютным ковром. Мы возвращаемся домой. В окнах горит свет. Мы, не сговариваясь, ускоряем шаги и вглядываемся вперед, словно можем разглядеть того, кто развел огонь в очаге, еще отсюда. Мы почти бежим. Может быть… он говорил правду?



 



Комментариев нет:

Отправить комментарий