1 мая 2016 г.

Сила Единства

Яркое от многочисленных огненных всполохов ночное небо, густые заросли папоротника и острый запах бурлящих болот.

Чьи-то мелькающие тени, полупрозрачные силуэты… крики, стоны, рычание…

И… в этом царстве вечного мрака, холода и тумана появилась яркое пятно, сразу и не определишь что это.. кто это…

Только рыжая макушка то здесь, то там… вон она только что ушла с головой в пучину болот и кажется… все встало на круги своя, как тут же появилась с другой стороны, громко ойкнув и направив острие меча к горлу призрака. Тот даже не успел понять, чей волшебный клинок разрубил его полупрозрачную фигуру, как тут же упал у ног Победителя словно газовый платок, разрубленный Катаной…

Уханье вокруг повторилось, словно в ответ на эту недопустимую яркую точку среди безжизненности и Вечного Покоя.

Со всех сторон стали подниматься новые сгустки еще не сформировавшихся чудовищ, окружая рыжего подростка…

Йех-ха!!! - громкий детский голосок возвестил о новой победе и готовности к сражению…

- Буэхаха - отголоском принятый вызов топи…

Казалось, вот она победа… вот оно выигранное сражение, как острые клыки летучей твари впились в плечо и потянули за собой… И был бы ответом очередной удар клинка… да маленькие ножки словно вросли в мох, да еще две тени или их было уже больше возносились над кендером…

- Прочь, Исчадие Ада! - грозный мужской голос пронесся сквозь саму Владычицу Смерти

- Прочь темнота! - звякнули стальные Верные, рассекая тени направо-налево, ведя за собой остроухого…

- Пшшшшш! - возмутились болота…

- Выррррххх, - отступили призраки…

Совсем юное рыжеволосое веснушчатое создание сидело, прикрыв голову руками и уже вот-вот готовое отдать свою жизнь Вечному Покою. В ее глазах не было страха, не было смеха, но не было и смятения. Она смотрела на остроухого и пыталась понять, что ее ждет сейчас и кто ОН, кто разогнал кажется даже тучи н этом небе, которое не знало солнечного тепла.

- Пошли, маленькая, ты в порядке? - нежно спросил он и подхватил на руки, сопротивляющегося было подростка, но тут же прильнувшего к его груди

- спасибо - услышал он в ответ толи всхлип, толи шепот и больше ничего…

. . .

Снова рыжеволосая кроха неслась по болотам, снова мелькал стальной цвет ее оружия…

- Ну, что, прозрачные твари, теперь я точно с Вами рассчитаюсь… за ВСЕ!!! - Давай, малыш - улыбнулся мужчина и снова… вспышка магии заставила замереть недвижной фигурой очередное Создание болот…

Sogakehei



Посвящается снайперу Смаки, другу, ушедшему от нас, 
и нашей надежде на его возвращение.

Был теплый поздний весенний вечер, и восходящая луна тыкалась в запыленное окно ласковым глупым теленком. Огонь в очаге почти погас, но никому из нас не хотелось вставать с насиженного места и подбрасывать дров. Молчание витало в комнате уже давно - с тех пор, как хлопнула входная дверь и он вышел из дома. Он смеялся, прощаясь, и говорил, что нельзя стоять на месте, что мир огромен и интересен, но - все дороги рано или поздно приводят назад. Мы улыбались, говорили напутственные слова, нам хотелось верить, что он прав. Его тонкий силуэт на мгновение мелькнул в дверном проеме - он все еще стоял на пороге дома нашего клана, но он был уже не с нами, он был уже так далеко… Закрылась дверь и повисло неловкое молчание, кто-то невидимый разом стер с наших губ улыбки и украл слова. Наш соклановец отправился искать приключений, а мы остались, мы и эта круглая бестолковая луна… Он никого не захотел взять с собой, он всегда был таким - независимым и свободным, легким на подъем и веселым. Мы прятали друг от друга глаза, и каждый думал об одном и том же - приведет ли его назад его Путь? Приведет ли?

Где-то там рука снайпера медленно вытягивает стрелу из колчана, накладывает ее на лук, и ловкие сильные пальцы оттягивают тетиву, и оперение щекочет обветренную щеку, путается в прядях седеющих волос, и щурятся смешливые карие глаза, заставляя тонкие морщинки разбегаться до самых висков…

И распахиваются прозрачные соколиные крылья по изгибам его лука, и высокий клекот несется над ущельем, и пальцы отпускают тетиву и стрела отправляется в полет, быстрый, долгий, бесконечный - к цели.
И не знает его стрела ни промаха, ни усталости, и бесстрастные карие глаза провожают ее полет… как и в прошлый раз… как и тысячи… миллионы раз назад… как всегда.
И ветер, поднятый взмахом соколиных крыльев, едва заметно колышет светлые пряди, и эхо клекота затихает в ущелье…

Яркое солнце бьет в глаза, я щурюсь и вглядываюсь вперед. Чертово солнце! И зачем меня занесло так далеко от знакомых мест, Шиллен побери… Что я ищу здесь? Топот и сопение за моей спиной приближались - чертово солнце, чертовы орки, чертовы скалы!!! Я развернулся и привычным движением вынул из ножен мечи. Ну же, возьмите меня, если сможете! На мое лицо наползла усмешка.

…стрела, прилетевшая откуда-то сверху, со стороны скал, попала точнехонько в щеку шедшему прямо на меня главарю орков. Брызнула кровь, огромную тушу развернуло вокруг своей оси и швырнуло на растрескавшуюся пыльную землю. Орков осталось четверо, и они были, мягко говоря, очень растеряны.
Я крутанул в руке меч и тверже встал в боевую стойку, одновременно пытаясь над головами врагов разглядеть стрелявшего.
Самый смышленый из нападавших гавкнул короткий приказ, и остальные трое кинулись ко мне в попытке оттеснить меня ближе к склону, туда, где, как они надеялись, нависающая скала не позволит засевшему где-то наверху стрелку в них прицелиться.
Не успели.
Раздался шум осыпающихся вниз по склону камней, и откуда-то справа прилетела еще одна стрела, проткнув ногу второму орку. Громила с проклятием рухнул на одно колено, а я краем глаза разглядел человеческую фигуру, лихо скользящую вниз по склону в облаке пыли от осыпающихся из-под ног камней, и лук в его руках.
Он выпустил еще две стрелы на ходу, свалив раненого орка, потом приземлился на твердую землю, перекатился и встал на одно колено, снова натягивая тетиву.
Я, не теряя времени, кинулся на ошеломленных внезапной атакой орков. Еще один из них погиб почти сразу же, и оставшиеся двое обратились в бегство, оставшись без легкой добычи. Я вытер пот со лба и повернулся, чтобы разглядеть наконец так вовремя появившегося снайпера.
Тот наклонился, чтобы выдернуть стрелу из одного из мертвых тел, а потом на мгновение посмотрел прямо на меня, улыбнувшись. Подмигнул, развернулся и скрылся в облаке оседающей пыли. Как будто его и не было.
Я смотрел ему вслед, пытаясь успокоить участившееся сердцебиение.
Я гадал, почему лицо Снайпера показалось мне таким знакомым?
И… показалось ли?

 * * *

Осенний ветер шалит, бросает в лицо сухие былинки и завывает над Драконьими горами. Разноцветные лодочки листьев плавают по озеру Нарселль, приставая к его песчаным берегам и вновь отправляясь в плавание. Желтеющая трава стелется под ногами уютным ковром. Мы возвращаемся домой. В окнах горит свет. Мы, не сговариваясь, ускоряем шаги и вглядываемся вперед, словно можем разглядеть того, кто развел огонь в очаге, еще отсюда. Мы почти бежим. Может быть… он говорил правду?

Mew The Cat, …любовь…

 Посвящается моей жене

Я открываю глаза, просыпаясь оттого, что Он проснулся. Мне снился чудной сон, немного грустный: в нем Ему угрожали опасности, но и приятный – я спасала Его, вот только… Потягиваюсь. Ох, главное чтобы Он не застал меня такой растрепой. Скорее помыться, и причесаться. Так приятно, когда Он теребит мои волосы, чмокает в кончик носа. Тогда хочется потереться о Его теплую ладонь всем телом, позабыв о приличиях. Я не заметила, как заурчала от удовольствия. Одна только мысль о служении Ему, уже была радостью. Вот только… Вот только эта темная эльфийка, появившаяся пару дней назад. Последнее время она забирает все Его время без остатка. Он уже реже чешет меня за ушами, дарит мне красивые цветные лоскутки на кимоно, беседует со мною. Фурр. Она даже не его расы. И что он в ней нашел такого, чего нет у меня?


Раздеваюсь на берегу реки. Прежде чем ступить в воду, смотрю на собственное отражение, осторожно касаюсь водной глади ладошкой. Фррр, сыро! Подумала о том, что Он не будет рад грязнуле, заставила себя с визгом бултыхнуться в воду. Не люблю плавать. Помоюсь и быстрее на берег. На поляне хорошо. Хотя трава и цветы еще влажны от росы, но утреннее солнце уже приветливо ласкает меня, согревая. Соберу букет и подарю Ему. Уф, прекрасная идея. Голубой, розовый, желтый, белый. Зеленые стебли и листочки. Красотища. Хочется петь и смеяться – прекрасное утро. Прислушиваюсь к собственным ощущениям. Он проснулся, но еще не встал. Нежится с… эх, со своею эльфийкой. Фффф…. Но Ему это доставляет удовольствие. Часть его передается и мне. Приятно, хотя и жаль, что обнимает он не меня. Пожалуй, сплету из букета два венка и подарю их Ему и эльфийке.
…Что-то не так. Волнение! Быстрее в лагерь! Ветки хлещут по ногам, лицу. Я стелюсь над землею тенью – бесшумная и быстрая, как стрела. Аррффф, не успеваю! Наконец то, лагерь! Он стоит в его центре, обнаженный и разъяренный. Руки Его порхают, сплетая узел заклинания, голос спокоен и четок Я бы обязательно восхитилась этим зрелищем, но сейчас не время. Смотрю туда, куда направлен Его взор – трое орков-воинов, по всей видимости, патруль. Вот ведь незадача. Огненный шар слетает с Его ладоней и взрывается, спалив одного из нападающих. Все-таки боевая магия чернокнижника не в пример мощнее магии этой эльфийки-оракула. Мгновение стою, заворожено любуясь Им. Он прекрасен.
Мое тело начинает собственное движение еще до того как оформилась мысль. Длинный прыжок к ближайшему орку. Венки полевых цветов брошены на землю, но еще до того как они ее коснулись, я мягко приземлилась перед опешившим ублюдком. Удар Его сердца – длинные бритвенно-острые когти мягко расчехляются, превращая мои мягкие ладошки в оживленные кастеты Тиранов, удар моего – левая рука по локоть погружается в мягкую, незащищенную панцирем брюшину орка, мой корпус разворачивается вокруг оси, освобождая окровавленную руку, еще один добивающий удар, раздирающий орку лицо, срывающий с него шлем. Кровь заливает мое кимоно, от злости я не могу говорить и лишь рычу. Биение моего и Его сердце сливается в одно целое. Его беспокойство. Палатка и спрятавшаяся там эльфийка. Треск ломаемых веток – еще один патруль! Он не успевает, я это знаю. Он в ужасе за эльфийку, но не может остановиться, не дочитав заклинания. Беззвучный приказ. Зачем? Фыррр, будто я сама не понимаю. Длинный прыжок. Дура-эльфийка зачем то выглядывает из палатки. Сама лезет под иззубренный клинок орка. Назад! Не слышит. Его ужас, боль. Еще один длинный прыжок на пределе сил. Отталкиваю эльфийку. Удар орка и ужасающая боль. Взрыв огненного шара, испуганные глаза эльфийки, Его голос, смятый венок полевых цветов. Холод, темнота. Его глаза и ласкающее касание… Я люблю Его…
…Заплаканная эльфийка стояла, уткнувшись в плечо хмурящегося человека, сжимая руками изломанный венок. Чернокнижник наклонился над небольшим курганом земли. Осторожно положил на него еще один венок и расшитый бисером пояс для кимоно. Плюнул на груду отрубленных орочьих голов сваленную у подножья земляного холмика. – Тссс, все будет хорошо. Она была хорошей… кошкой…
…Я открываю глаза, просыпаясь оттого, что Он проснулся. Мне снился чудной сон, немного грустный: в нем Ему угрожали опасности, но и приятный – я спасала Его, вот только меня в нем убили. Глупый сон. Зеваю, потягиваюсь. Ох, главное чтобы Он не застал меня такой растрепой…